Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 4291 от 30.03.2017 под заголовком: Extra Jus: Суррогатные юристы

Суррогатное юридическое образование

Социологи Арина Дмитриева и Тимур Бочаров о новом бессмысленном спросе на корочки юриста

В 2012 г. в России 466 государственных и 472 негосударственных вуза выдавали дипломы юристов, причем более двух третей студентов обучались заочно. Сегодня государство проводит политику по исключению заочного формата юридического образования, закрытию частных вузов, занятых поточной подготовкой юристов сомнительного качества. Но такая кампания требует также и сокращения спроса на некачественное юридическое образование. А пока происходит наоборот. Отдельные ведомства, каждое исходя из своих особых интересов, в последние годы расширяли списки должностей, для замещения которых обязательным является высшее юридическое образование. Диплом о высшем юридическом образовании теперь требуют от секретарей судебного заседания, участковых уполномоченных полиции, а с 2018 г. и от судебных приставов – исполнителей.

Каждое ведомство решало свои проблемы, но было не в состоянии элементарно просчитать последствия своих решений. На деле они привели лишь к ухудшению качества кадров, кадровому дефициту и росту спроса на суррогатное высшее образование – ради корочек для отдела кадров.

Требование обязательного высшего юридического образования для секретарей судебного заседания введено Судебным департаментом при Верховном суде в 2006 г. Это означает, что работа на такой должности дает юридический стаж, а пять лет этого стажа дают секретарям возможность стать судьей. Так судебное ведомство решало проблему привлечения работников на малооплачиваемые, крайне трудоемкие должности в судебной системе. Их мотивировали тем, что потом они могут пойти в судьи. На эти позиции пошли в основном молодые девушки, параллельно получая заочное образование. Это дополнительный спрос на 30 000 дипломов. С 2010-х гг. они стали массово пересаживаться в судейские кресла.

В отличие от помощника судьи секретарь судебного заседания практически не сталкивается в своей работе с содержательными юридическими задачами. Секретарь рассылает повестки, оформляет и передает документы, ведет протоколы судебного заседания. Сторонники высшего специального образования упирают как раз на последний пункт – дескать, в протоколе должны отражаться все юридически значимые детали заседания, связанные с правами сторон, поэтому секретарь должен понимать суть происходящего в зале суда. Интересно, а как секретари обеспечивали права сторон до 2006 г.? Этот аргумент вместе с самим требованием становится и вовсе бессмысленным, если передоверить задачу протоколирования обычному аудиозаписывающему устройству. Сейчас обязательная аудиозапись судебного заседания действует в арбитражном и административном процессе, осталось только распространить это правило на уголовное и гражданское судопроизводство.

Нужно ли участковому полицейскому высшее юридическое? История этого казуса другая. Ужесточая надзор за регистрационной дисциплиной в полиции, прокуратура обязала полицейских писать отказное постановление в каждом случае, когда в результате проверки звонка или заявления гражданина преступления не обнаружено и дело не возбуждается. Таких материалов (это 10–15 страниц) пишется более 7 млн в год. Кто будет заниматься этой тупой шаблонной работой? Чтобы у начальников РОВД было больше оснований переложить это на участковых, руководство МВД в 2011 г. решило ввести для участковых требование высшего юридического образования. На деле большинство «отказных» постановлений пишутся практически под копирку. Но формальным обоснованием нового требования служит то, что участковому надо уметь правильно юридически квалифицировать события, усматривать состав преступления. Теперь в участковые, в которые и так не стояла очередь, совсем трудно найти подходящих людей. Странно было бы предполагать, что студенты юридических или даже ведомственных вузов метят на эту должность. Но это еще потенциально примерно 40 000 дипломов.

Вскоре этот контингент дипломированных юристов должны пополнить судебные приставы – исполнители (24 000 человек). Требование высшего юридического образования (наряду с экономическим) для этой работы было введено с 2011 г. и позиционировалось ведомством как средство повышения престижа профессии и качества кадров. Однако из-за недостатка желающих поступить на такую службу и при этом отвечающих образовательному критерию вступление в силу этих новаций было отложено до 1 января 2018 г. В основном судебный пристав работает с одним нормативным актом – федеральным законом «Об исполнительном производстве», сталкиваясь с другими областями права скорее эпизодически. Кроме того, сейчас большая часть процессуальных действий, которые должен осуществлять пристав, автоматизирована и производится с помощью заполнения электронных форм.

Зачем приставу, участковому, секретарю в суде знание всей программы юридического вуза? Эти 90 000 «юристов» едва ли в нем нуждаются. Они предъявляют спрос на более схематичное образование, желательно с минимумом усилий и без отрыва от основной работы. В итоге усиливается инфляция вузовского диплома. При этом во всех трех случаях только усугубляется проблема недокомплекта и текучки кадров. Другим побочным следствием является то, что с учетом низкой зарплаты в этих сферах основная мотивация для многих секретарей или приставов может сводиться к получению юридического стажа без особой заинтересованности в своем деле.

Для всех перечисленных профессий определенный набор юридических навыков и знаний необходим, но это должно быть практическое и узкоспециальное краткосрочное образование – скажем, юридические техникумы или курсы введения в профессию. Требование высшего юридического образования для доступа в эти профессии не только бессмысленно, но и вредно.

Авторы – научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Выбор редактора