Формат скорби

Государству не стоит выступать организатором траура
Акция на Манежной площади была заявлена как неофициальная, однако рядом с Кремлем обнаружилась подготовленная сцена /Е. Разумный / Ведомости

Общая скорбь и сострадание – то, что способно объединять людей. Но стоит ли тут вмешиваться государству?

Вчера начались и завтра продолжатся по всей стране массовые акции против террора, в память жертв теракта в петербургском метро, произошедшего 3 апреля. Можно вспомнить, что о первых акциях памяти «Вести 24» объявили через два часа после самого теракта. В Москве вечером в понедельник цветы к обелиску городу-герою Ленинграду в Александровском саду возлагали участники прокремлевских движений.

О том, что в регионы спущено из центра пожелание организовать массовые акции, чтобы «перехватить повестку у оппозиции и использовать тему терактов для консолидации общества», написали уже во вторник со ссылкой на источники в администрации президента и «Единой России» «Коммерсантъ» и РБК. Замглавы администрации Нижнего Новгорода, например, так мотивировала просьбу к межрелигиозному совету привлечь на митинг прихожан: «У нас в городе, как и во всей стране, произошло ЧП, когда 26 марта вышли много очень людей с такой целью: «за отставку правительства, за несогласие с действующим режимом»; но есть другая молодежь, 8 апреля на площадь выйдет «молодежь с патриотическим настроем, которая выступает против всех волнений в нашей стране».

В Петербурге, Москве и некоторых других регионах акции памяти и скорби прошли вчера. Акция «Питер, мы с тобой» на Манежной площади была заявлена как неофициальная, однако рядом с Кремлем обнаружилась подготовленная сцена, а среди ведущих – известные актеры и политики. Большие экраны, флаги политических партий, концерт после торжественной части – знакомый формат скорби, который выбираешь не ты.

Этот формат лишает тебя личной душевной работы – как скорбеть, как и с кем солидаризироваться.

Стихийные акции у представительства Волгоградской области после терактов в декабре 2013 г., у французского посольства после терактов в Париже и Ницце, в других подобных случаях были молчаливыми и частными. Представители власти или политические деятели могут присоединяться к таким акциям. Попытки их организовывать и политически использовать по определению ведут к разделению, а не к единству общества – поскольку одна политическая сила хочет утвердиться за счет другой (или других).

Справедливости ради, и эффект мобилизации тут нулевой. Люди, которые приходят по разнарядке, никак не проявляют своих политических взглядов и ни на что не мобилизуются. Да, можно подавать в телевизоре картинку митингов как патриотических и поддерживающих власть перед лицом терроризма, но этот тезис живет очень недолго.

В долгосрочной же перспективе вмешательство государства в чувства общества вредит государству. Как показывают социологические опросы, за несколько лет активной пиар-эксплуатации Дня Победы государством резко вырос процент тех, кто стал считать этот праздник не народным или семейным, а официозным.