Мнения
Бесплатный
Алексей Малашенко
Статья опубликована в № 4302 от 14.04.2017 под заголовком: Сирия: Россия все еще партнер

Россия все еще партнер

Востоковед Алексей Малашенко о ситуации после визита Рекса Тиллерсона в Москву

Последние события в Сирии нанесли фрегату «Российская внешняя политика» ряд серьезных пробоин.

Первая – если газовая атака на Хан-Шейхун совершена по приказу Башара Асада (что требует, безусловно, неоспоримого доказательства), то это как никогда ранее компрометирует Россию, ибо она оказывается союзником военного преступника.

Вторая пробоина состоит в том, что если непосредственной вины Асада нет, то атака-то все равно имела место. Значит, есть некто, кто дал команду на налет. В этом случае получается, что сирийский президент не способен контролировать даже своих соратников, а в его стране существует некая «партия войны», которая способна действовать по своему усмотрению. Косвенно это значит, что контроль России за действиями режима меньше, чем принято считать.

Третья пробоина – отсутствие ответа на вопрос, могла ли Москва, узнавшая о появлении в воздухе американских «Томагавков» за два часа до начала «карательной акции» Дональда Трампа, самортизировать американский удар. Если не смогла, значит «российский щит» не так надежен. Если же не захотела, то это повод задуматься уже для сирийского президента.

Четвертая пробоина может быть связана с усилением влияния Ирана. Ведь есть и версия, что под его нажимом некто (не знаем, кто конкретно) отдал приказ об атаке. Если это так, получается, что иранский фактор по своей силе вполне сравним с российским и эти факторы могут противоречить друг другу.

Пятая пробоина – позиция Турции. Поддержка Турцией американского ответа, пусть и вполне объяснимая, идет вразрез с трендом на улучшение отношений между Анкарой и Москвой. Перед Кремлем стоит непростая дилемма. Можно еще раз обидеться на Реджепа Эрдогана и для начала в качестве предупреждения отменить полеты российских туристических чартеров. Однако в таком случае Россия может потерять важного (если ни важнейшего) партнера на Ближнем Востоке. Если Турция отойдет от России, то совершенно понятно, в каком направлении она совершит свой дрейф. Так что Москве, видимо, придется проявить немало такта и дипломатической изобретательности, чтобы обида не переросла в разрыв.

Тем более что есть и еще одна, шестая пробоина, а именно фактический и полный развал треугольника Тегеран – Анкара – Москва, который по замыслу последней мог и должен был стать основой для урегулирования сирийского кризиса. Теперь на него уже не приходится рассчитывать.

Как видно, пробоин российский фрегат получил немало. Однако не будем впадать в крайний пессимизм. Думается, что кое-что в результате всего происшедшего в Сирии Россия даже приобрела.

Прежде всего, какого-то глобального суперскандала с необратимыми негативными последствиями все же не случилось. Не сформировалось и сплоченного антироссийского фронта, хотя повод для этого все-таки имелся. Не случилось и новых санкций.

Не все в той же Европе согласны с «асадовской версией» химической атаки. Рискну заметить, что есть политики, которые Россию не то чтобы жалеют, но понимают, как ей непросто работать с Асадом, замену которому Москве найти никак не удается. Очевидно, есть и понимание того, что Москва просто-напросто не может отвернуться от Асада, поскольку де-факто это будет означать признание провала ее политики как в Сирии, так и на всем Ближнем Востоке.

В результате ультиматум, который мог бы привезти министру иностранных дел России Сергею Лаврову госсекретарь США Рекс Тиллерсон, доставлен не был.

На их встрече в очередной раз было повторено, что без России сирийский конфликт решен быть не может. Пусть такого рода заявления уже набили оскомину, но здесь важно то, при каких обстоятельствах они были повторены. У Москвы по-прежнему остается некоторая свобода маневра. А заодно и право еще раз указать тов. Б. Асаду на его ошибки, на то, что своими действиями он порой подставляет главного союзника, «без которого ему не жить».

Встреча Лаврова и Тиллерсона, какой бы грозной риторикой она ни сопровождалась, засвидетельствовала, что оба переговорщика прекрасно осознают сложность ситуации и необходимость из нее выпутываться. Понимают это и президенты России и США, которым, вопреки взаимным вербальным атакам, пообщаться лично все же необходимо, интересно и полезно, поскольку и для того, и для другого «фактор приватного разговора» всегда был важен. Надеюсь, их прямой контакт состоится. Для московского Кремля это даже выгоднее, чем для вашингтонского Белого дома.

Автор – руководитель исследований Института «Диалог цивилизаций»

Читать ещё
Preloader more