Статья опубликована в № 4306 от 20.04.2017 под заголовком: От редакции: Последний отчет

Последний отчет

Ежегодный доклад премьера правительству как необременительная формальность

Дмитрий Медведев должен был покинуть Госдуму после годового отчета правительства в хорошем настроении. Депутаты не стали его портить ни критикой экономической политики, ни нападками на министров, ни вопросами по мотивам антикоррупционного расследования ФБК Алексея Навального.

Возможно, это было последнее выступление Медведева-премьера перед Госдумой. Чисто технически остается еще вероятность его отчета весной 2018 г. – если только Владимир Путин изменит традиции и не отправит правительство в отставку до президентских выборов, но тогда это будет уже итоговый, послевыборный отчет главы кабинета о шести годах работы.

Вчера Медведев тоже подводил итоги, говоря о преодолении кризиса последних трех лет. На фоне куда менее оптимистичных данных прошлых лет и даже первых кварталов 2016 г. приведенные премьером цифры (в основном уже знакомые по большой пресс-конференции Путина) выглядели неплохо: экономика начала восстанавливаться, промпроизводство тоже растет, безработица сокращается, майские указы выполняются, пенсии не индексировались, но по 5000 руб. пенсионеры получили, МРОТ подняли дважды и будем поднимать дальше, школы строим, в музеи по интернету ходить можно. Прогресс налицо, «а это значит, что это не просто отдельные успехи, это все-таки системные улучшения <...> и в целом наша страна двигается вперед». (Нет ли тут отсылки к программной статье Медведева-президента?)

Стоит ли цепляться к мелочам вроде успехов в дорожном строительстве за счет сборов «Платона» (из которых половина уходит на выплату концессионеру) или рекордных урожаев зерна (которое нельзя продать Турции из-за помидорной войны).

Потому и вопросы от как бы оппозиции по как бы острым вопросам вроде низких пенсий оказывались в итоге лишь поводами для новых отчетов об успехах или в крайнем случае для обещаний новых достижений в 2017 г.

Накануне доклада депутаты рассказывали, что их просили не задавать жестких вопросов, а коммунисту Валерию Рашкину фракция прямо запретила говорить о расследовании ФБК – и депутаты выполнили просьбу с большим усердием. Фамилия Навального, впрочем, прозвучала – в вялом вопросе для вялого же ответа, но и сам факт ее произнесения вызвал у других депутатов очевидное раздражение: почему одним можно пиариться, а другим нельзя?

Премьер – не политик органически и не лидер ситуативно, бледность и неумение держать удар даже перед управляемо дружелюбной аудиторией – логический финал всех его прежних отчетов, рассуждает политолог Николай Петров. Путин умело использовал формат отчета перед лояльным парламентом для формирования политэкономической повестки, но Медведев в отличие от Путина не хозяин положения, заявлять программы, указывать направления – не дело технического премьера, даже на шестом году работы. Предвыборная декоративность и формальность отчета снизила его значение: судя по обсуждениям, кажется, что в Думе вчера заслушали отчет ФБК, а не правительства, иронизирует политолог Михаил Виноградов.