Статья опубликована в № 4311 от 27.04.2017 под заголовком: От редакции: Ветхое право

Ветхое право

Исчезновение публичной политики превратило институт президентского вето в рудимент

Владимир Путин, напомнив о своем праве отклонять законы, подчеркнул длительное бездействие президентского вето.

В среду на совещании с членами правительства Путин потребовал подготовить такой закон о сносе пятиэтажек, который гарантирует права москвичей. «Хочу сразу сказать, что ничего, что нарушает законы, действующие на сегодняшний день, и права граждан, подписано мною быть не может», – заявил он. В сущности, это парафраз формулы «президент не ошибается», и юристы могут поспорить с тем, что подписанные Путиным, например, закон Яровой или поправки в закон о митингах не нарушают прав граждан.

Тем не менее вето – процедура, которая теоретически угрожает мегапрограмме Сергея Собянина. Если вспомнить, что в публичной версии встречи с мэром Москвы Путин сам предложил расселить хрущевки, обещание теперь воспользоваться правом вето выглядит странно.

К тому же в последние годы президент почти не использовал право вето. Из 2200 законов, принятых Думой шестого созыва (2011–2016 гг.), он отклонил только поправки в закон об инновационном центре «Сколково». В декабре 2016 г. Путин не подписал также один закон из 142 принятых нынешним созывом – о создании единой базы «Контингент обучающихся».

Так было не всегда. Путин наложил вето на 10 законов из 1087, принятых Думой в 2004–2007 гг., в том числе закон, урезавший права граждан на получение информации от властей в период чрезвычайных ситуаций. Из 781 закона, принятого в 2000–2003 гг., он отклонил 41, в том числе принятый в конце 2002 г. вскоре после теракта на Дубровке закон, ограничивавший работу СМИ во время контртеррористической операции.

За последние годы публичная политика почти исчезла, ее заменило кулуарное согласование интересов между лоббистами. Вето теперь не окончательный публичный фильтр для «плохих» законов, а предварительный негласный, работающий в правовом управлении Кремля, реже – в правительстве и аппарате Госдумы, отмечает политолог Николай Петров. Не согласованные с Кремлем новеллы не доходят до депутатов или не принимаются Думой, вето превратилось в рудимент права.

Напоминание Путина о вето показывает, что законопроект о сносе еще не прошел окончательное согласование. Президент, вероятно, узнал о нервной реакции москвичей на планы переселения. Это грозит обернуться дискредитацией его инициативы и волнениями в предвыборный период. Но президент отменит закон о реновации лишь при резко выросших политических рисках, считает Петров. Сейчас Путин пытается решить трудную задачу: как в отсутствие публичной политики вынудить лоббистов учесть интересы москвичей, не представленных на рынке кулуарных согласований.

Выбор редактора