На МРОТ можно будет формально прожить

Поднятие МРОТа до прожиточного минимума не позволит снизить бедность
Повышение минимального размера оплаты труда (МРОТ) до уровня прожиточного минимума выглядит эффектным предвыборным жестом /А. Гордеев

Повышение минимального размера оплаты труда (МРОТ) до уровня прожиточного минимума выглядит эффектным предвыборным жестом, который не потребует серьезных затрат. Оно незначительно поднимет доходы работников с низким заработком, не позволит существенно сократить бедность, зато может увеличить издержки малого бизнеса и повысить безработицу в депрессивных регионах.

Дмитрий Медведев поручил Минфину и Минэкономразвития разработать до 20 мая проект закона о повышении МРОТа на 39,5% – с нынешних 7500 руб. до прожиточного минимума для трудоспособного населения (10 466 руб.). Спустя 15 лет после принятия Трудового кодекса правительство решило выполнить положение его 133-й статьи о том, что зарплата не может быть ниже прожиточного минимума.

МРОТ ранее был индексом, из которого исчислялись зарплаты бюджетникам и штрафы. С лета 2007 г. их рассчитывают по иным принципам. Уравнение МРОТа с прожиточным минимумом придает минимальной зарплате экономический смысл, ее рост компенсирует снижение реальных доходов в последние годы (-12% с ноября 2014 по декабрь 2016 г.) и выглядит шагом в борьбе с бедностью, считает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева.

Повышая МРОТ, правительство получает двойную выгоду: показывает в предвыборный период, что заботится о народе, серьезно не увеличивая бюджетных расходов. Зарплату ниже 10 600 руб., по данным Росстата, получали 10,4% работников, большинство из них – работающие пенсионеры или занятые в малом бизнесе. Среди бюджетников и работников крупных и средних предприятий зарплаты ниже минимума редки: например, у младшего медперсонала в муниципальных лечебных учреждениях Ставропольского края (7842 руб., по данным Росстата), Тверской и Липецкой областей (9218 и 9550 руб.). Повышение зарплаты также коснется низкооплачиваемых работников сельского и лесного хозяйства.

Повышение МРОТа вряд ли существенно снизит число бедных домохозяйств, большинство – это семьи с детьми, отмечает Малева, а социальные и детские пособия в основном отвязаны от минимальной зарплаты. Существенно повысить реальную зарплату таким образом вряд ли удастся. Работодатели найдут способы приспособиться к этому решению через сокращение рабочего дня либо через увольнение персонала, считает Владимир Гимпельсон из НИУ ВШЭ. В регионах же с низкими зарплатами это может привести к существенному росту безработицы и/или теневой занятости. Также это может повысить нагрузку на малый бизнес индивидуальных предпринимателей, чьи взносы в социальные фонды рассчитываются исходя из МРОТа, опасается экономист Евгений Гонтмахер.