Статья опубликована в № 4314 от 03.05.2017 под заголовком: Налоговая политика: Кто заплатит за маневр

Кто заплатит за маневр

Экономист Вера Кононова с расчетами последствий налогового маневра 22/22

Для большинства участников экономики позитивный эффект от снижения страховых взносов до 22% будет нивелирован негативными последствиями повышения НДС до 22%. Наиболее ощутимые выгоды получит бюджетная система в связи с повышением собираемости доходов и экономией на выплатах страховых взносов на зарплаты бюджетников.

В марте министр финансов Антон Силуанов выступил с идеей нового налогового маневра – уменьшения нагрузки на компании по страховым взносам (путем снижения суммарной ставки с 30 до 22% фонда оплаты труда и перехода к плоской шкале начисления взносов) с одновременным повышением базовой ставки НДС с 18 до 22%. По его словам, такая реформа приведет к сокращению теневой занятости и повышению собираемости обязательных платежей и в то же время будет «нейтральной» с точки зрения нагрузки на бизнес и доходов бюджета. Минфин не раскрывает данные о том, какие эффекты принесет предлагаемый маневр экономике в целом и компаниям различных отраслей. Нет полной информации и по другим важным вопросам – например, о том, какие льготы по НДС и страховым взносам будут сохранены.

Для бизнеса предлагаемая реформа содержит востребованное предложение – сокращение страховых взносов и переход от все более усложняющейся системы их расчета к простой (плоская шкала на уровне 22%). По оценке ИКСИ на основе данных Росстата и ФСС, это снижение позволило бы уменьшить расходы работодателей на страховые взносы на 13–25% (в зависимости от уровня зарплат в отрасли).

Одновременное повышение НДС до 22% означает для бизнеса увеличение расходов практически на все закупки. Например, при покупке товаров и услуг, облагаемых сейчас НДС по ставке 18%, компании должны будут уплатить на 22,2% большие суммы налога. В целом по экономике рост выплат НДС поставщикам (так называемый входящий НДС для компаний, являющихся плательщиками данного налога) может составить от 21% (если льготная ставка НДС сохранится на уровне 10%) до 28% (если эта ставка будет отменена). Следует учитывать, что в масштабах экономики суммы входящего НДС весьма значительны. Например, по данным ФНС, сумма таких выплат за последние четыре квартала (за IV квартал 2015 г. и I–III кварталы 2016 г. – последние имеющиеся данные) составляет 33,8 трлн руб.

В целом для компаний из большинства отраслей экономики, продукция которых облагается НДС по базовой ставке, повышение НДС в ходе маневра 22/22 сведет к минимуму позитивный эффект от снижения страховых взносов. В отдельных отраслях, где НДС составляет значительную часть налоговых отчислений, суммарная нагрузка повысится. Среди таких отраслей строительство, оптовая и розничная торговля, операции с недвижимостью.

Ощутимое снижение нагрузки будет наблюдаться только в секторах, менее вовлеченных в операции с НДС и при этом имеющих значительное число рабочих мест с низкими и средними зарплатами. Прежде всего это секторы образования, здравоохранения, госуправления и обеспечения безопасности, которые в значительной части представлены организациями бюджетной сферы.

Для бюджета предлагаемая реформа будет иметь два последствия: повышение стабильности доходов и сокращение расходов на содержание бюджетных организаций (в части страховых взносов на сотрудников).

Доля поступлений НДС (они характеризуются высокой собираемостью за счет применения современных средств контроля за операциями компаний) в суммарных доходах бюджета будет увеличена, а доля поступлений страховых взносов (их собираемость оценивается как относительно низкая) – снижена. Тем самым бюджетные поступления в целом станут более прогнозируемыми. Кроме того, снижение ставки страховых взносов может привести к тому, что привлекательность выплаты теневых зарплат снизится, что улучшит собираемость взносов в рамках новой системы.

По оценке ИКСИ, в условиях 2015 г. снижение ставки взносов до 22% привело бы к экономии более чем 140 млрд руб. для организаций, относящихся к сектору государственного управления и обеспечения военной безопасности, более 170 млрд в сфере образования и около 135 млрд в сфере здравоохранения. Суммарная экономия бюджетных средств при снижении страховых взносов составит около 420 млрд руб. (по оценке на основе данных Росстата, в образовании, госуправлении и обеспечении безопасности бюджетники составляют 97% занятых, а в здравоохранении – 87%).

Вероятно, именно эта экономия стала причиной заявлений Минфина о «нейтральности» реформы для доходов бюджета. По оценке ИКСИ, в условиях 2015 г. предлагаемое снижение страховых взносов в целом по экономике вызвало бы снижение поступлений на сумму около 1200 млрд руб., в то время как повышение НДС привело бы к получению только 980–1000 млрд в качестве дополнительных доходов, в сумме объем выпадающих доходов бюджетной системы составил бы 200–220 млрд. Однако с учетом экономии на страховых взносах бюджетных организаций маневр 22/22 не только не вызовет выпадения бюджетных доходов, но и может привести к их росту.

Неизбежным негативным следствием маневра станет рост цен в связи с повышением ставки НДС. Минфин оценивает вклад повышения НДС в потребительскую инфляцию на уровне 2%, указывая при этом, что данное повышение будет «единовременным». Однако такие оценки представляются слишком оптимистичными. Например, продукт с отпускной ценой производителя 100 руб., который вместе с НДС сейчас стоит 118 руб. для потребителя, после повышения НДС будет стоить 122 руб., что означает рост цены на 3,4%. В свою очередь, риски увеличения потребительской инфляции станут не только ограничителем спроса, но и фактором продления жесткой денежно-кредитной политики Банка России.

В условиях стагнации необходимы совсем другие маневры, основанные на сокращении нагрузки на экономику в целях стимулирования восстановления деловой активности. Например, со стороны Минфина было бы целесообразно проработать вопрос об упрощении системы страховых взносов и снижении их базовой ставки, но без повышения НДС. При этом от Минфина потребовалась бы готовность к выполнению бюджетных обязательств в условиях дефицита бюджета, а также активные действия по расширению внутренних заимствований в начальный период реализации реформ. Восстановление деловой активности в результате снижения нагрузки на бизнес станет основой для расширения базы налогов и страховых взносов и обеспечит рост доходов бюджета в будущем.

Автор – замначальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ)

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Кандид
11:34 03.05.2017
Если бы бизнес страдал в основном от высокого налогообложения фонда заработной платы, маневр был бы вполне разумен. Он и сейчас не лишен логики. Но беда в монополизации экономики, ее изначальной неэффективности. Рост экономики определяется ростом совокупного спроса. В СССР в 50-60 гг. были высокие темпы роста ВВП, но этот рост обеспечивали государственные инвестиции, главным образом в ВПК, а население оставалось бедным. На мой взгляд, нам нужен рост спроса со стороны населения и снижения перераспределительной роли бюджета, а, самое главное, усиления конкурентных начал. Причем экономическая конкуренция требует расширения политической конкуренции и создание реально независимого суда. Но не всем такая реформа понравится. Вопрос в том, а чего хочет элита, то есть высшие чиновники и олигархи.
00
Комментировать