Статья опубликована в № 4327 от 24.05.2017 под заголовком: От редакции: Монстрация власти

Монстрация власти

Госорганам не нужен закон о митингах — и обществу тоже

Должно ли государство согласовывать митинги само с собой? Это не такой уж простой вопрос.

Сразу после терактов в Петербурге 3 апреля по России прошла волна массовых мероприятий, участники которых демонстрировали поддержку власти. Организаторами шествий в некоторых городах стали городские власти. Акции прошли с 6 по 8 апреля, хотя по закону «О митингах, шествиях и пикетированиях» уведомления необходимо подавать не позднее чем за 10 дней. На запрос о правомерности митинга прокуратура Владимира еще в апреле ответила, что на органы власти нормы профильного закона не распространяются.

Теперь эту точку зрения подтвердил Минюст. Департамент конституционного законодательства, отвечая на запрос «Яблока», с припиской «неофициально» разъяснил: «К публичным мероприятиям, организаторами которых выступают государственные, муниципальные органы, положения федерального закона (в том числе и в части необходимости подачи уведомления о проведении публичного мероприятия и его согласования в установленном порядке) не распространяются».

Это формалистическое, противоречащее Конституции толкование закона, дающее государству преимущество в политической деятельности, отмечает правовед Александр Верещагин. Но при устройстве государства, где власть стоит выше закона, позиция выглядит логичной: зачем мэрии (администрации) уведомлять о митинге саму себя, иронизирует юрист Андрей Бузин.

Но можно ли вообще называть государственный митинг митингом? В нормальной демократии митинги – инструмент политических партий, организованных или неорганизованных групп общества, желающих отстоять свои интересы, которые не получается отстоять другими способами. Это один из инструментов обратной связи для власти. У нас же получается связь прямая, примерно как было в СССР.

Нормы закона «О митингах...» не позволяют гражданам самим в любой момент выйти на улицу и, например, проявить солидарность с жертвами терактов и их родственниками или протестовать против нарушения своих прав. Государство, считающее фактически разрешительную норму неудобной, совершенно право: надо пойти дальше и отменить ее совсем, чтобы никто не согласовывал публичные мероприятия.

Выбор редактора