Статья опубликована в № 4356 от 05.07.2017 под заголовком: От редакции: Звонок почтальону

Звонок почтальону Страшнову

Политический ресурс как необходимое условие менеджерского успеха в госбизнесе

Не все эффективные менеджеры одинаково нужны государству. На этой неделе контракт с Дмитрием Страшновым, четыре года проработавшим гендиректором ФГУП «Почта России» и запустившим процесс реформирования службы, не был продлен, причины официально не сообщались.

Слухи о смене руководства «Почты» интенсифицировались после того, как Генпрокуратура заинтересовалась выплаченным Страшнову по итогам 2014 г. бонусом в 95 млн руб. Его размер не был оговорен трудовым контрактом, а фактическая выплата не согласована его работодателем, Минсвязи, с правительством. Обвиняемой по уголовному делу о превышении полномочий проходит сотрудник Минсвязи Ирина Лаптева.

Страшнову досталось запущенное хозяйство. Его предшественник Александр Киселев был уволен после коллапса почтовой службы весной 2013 г., когда на таможне скопилось 500 т невывезенных посылок. Фактический паралич работы (пришлось даже вводить временный мораторий на прием международных отправлений) стал символом отставания от реальности громоздкой и неповоротливой, советского типа системы. Перед новым гендиректором стояла очевидная задача модернизации почты – в том числе подготовка ФГУПа к акционированию, поскольку государство финансировать реформу не планировало.

Спустя год после прихода Страшнова ФГУП перестал получать субсидии от государства – это было решение правительства. «Почта», однако, справилась с вызовом, вышла на самоокупаемость и показывает чистую прибыль. Более чем в 100 раз выросший объем суточного трафика – с 30 000–40 000 отправлений в пиковый период сезона 2012/13 г. до 1,5 млн отправлений в 2016/17 г. – больше не приводит к коллапсу.

Сократились и сроки доставки писем и посылок. Да, не все клиенты «Почты России» успели почувствовать результат работы новой команды, но в общем и целом почта заработала и перестала быть пугалом – как перестала им быть «сберкасса», т. е. Сбербанк, после прихода туда Германа Грефа и его команды.

Но между Страшновым и Грефом есть принципиальное различие – размер политического ресурса. Одной из главных своих неудач на посту гендиректора Страшнов в интервью РБК назвал нехватку «политического спонсорства», которое не позволило ему продавить принятие уже давно разработанного закона об акционировании «Почты». Страшнов в отличие от Грефа или того же Киселева – выходец из частного бизнеса, с 1994 г. возглавлял российские подразделения и «дочек» иностранных компаний.

Четыре года работы на государство – и опытный менеджер уже уповает на политический ресурс и личный контакт с главой государства как на важнейшие способы решения проблем. Это не удивительно: достаточно посмотреть, как оперативно решаются проблемы отдельных госкомпаний после встреч руководства с президентом и как невнимательны к их вознаграждениям проверяющие органы.

Ну а прибыль в отсутствие политической поддержки – практически бесхозная прибыль – вызывает вопросы у силовиков и ревность у функционеров.