«Газпрому» придется побороться за китайский рынок газа

Желающих поделить его более чем достаточно
Е. Разумный / Ведомости

Компании, занимающиеся сжиженным природным газом (СПГ), наступают «Газпрому» на пятки. Публично предправления Алексей Миллер сравнивает влияние СПГ на газовый рынок с влиянием несостоявшейся сланцевой революции. Но перспектива конкурировать с производителями СПГ «Газпрому» явно внушает опасения – раз компания торопится исполнять контракт с CNPC и не пользуется возможностью отложить его на два года. Построено уже 800 км «Силы Сибири»; трубопровод – по договору – заработает 20 декабря 2019 г., а значит, почти в 2 раза больше (1356 км) нужно построить за два года, а не за четыре, как можно было раньше.

Форсирование проекта говорит о двух вещах. Во-первых, «Газпрому» жизненно необходимо на деле продемонстрировать Китаю свою надежность как партнера – тогда, возможно, китайцы решатся на конкретные договоренности по другим проектам, например поставке газа по трубопроводу Сахалин – Хабаровск – Владивосток. Не случайно же Миллер будто бы вскользь упомянул, что переговоры об условиях поставки российского газа с Дальнего Востока осенью перейдут в завершающую стадию – а идут они к ней уже три года.

А во-вторых, экспорт газа в ЕС существенно уже не вырастет – даже несмотря на падение добычи в Европе – и, значит, китайский рынок нужен «Газпрому» больше, чем Китаю российский газ. Миллер может говорить, что в ближайшие несколько лет потребление газа в Китае выйдет на уровень 300 млрд куб. м, но есть и другие, менее радужные прогнозы: 290 млрд (China Energy Research Society) или даже 257 млрд (американское Агентство энергетической информации). Министерство природных ресурсов Китая ожидало потребления 230 млрд куб. м газа еще в 2015 г. – вышло меньше 200 млрд; пессимистический прогноз CNPC – 269 млрд куб. м.

В любом случае китайский рынок не резиновый, желающих поделить его более чем достаточно. Австралийцы, по прогнозу Platts Analytics, к 2019 г. смогут поставлять 80 млн т СПГ в год (56,8 млн т в 2016 г.). Катар готов довести экспорт СПГ до 100 млн т в год приблизительно к тому же сроку, это на 30% больше, чем сейчас. А еще администрация американского президента Дональда Трампа объявляет, что вот-вот наступит золотая эра в энергетической политике США и ведущим мировым экспортером СПГ станут именно они. И подкрепляет заявление соглашением, которое дает южнокорейской Korea Gas Corp. 25 млрд полновесных причин в долларовом эквиваленте быть заинтересованной в развитии СПГ-проектов на Аляске, в Техасе и Луизиане. Между Сеулом и Шанхаем, расположенным на восточном побережье Китая, менее 900 км. СПГ-танкер проходит такое расстояние за 27 часов, которые вряд ли лишат китайский рынок привлекательности. А еще у Китая есть труба из Мьянмы, Туркмении и возможность поставок из Казахстана. То есть китайцы, как часто бывает, окажутся в самом выгодном положении и смогут делать выбор, из какого источника черпать газ.

У «Газпрома» такого богатства выбора нет. Китай для него – главная возможность серьезно увеличивать экспортные поставки, если не единственная. Поэтому бороться за свои позиции на китайском рынке «Газпрому» приходится уже сейчас, пусть даже и идя ради этого на какие-то уступки. Следующего шанса может просто не быть.-