Мнения
Бесплатный
Александр Рубцов

Казус Мединского

Философ Александр Рубцов о том, нужны ли науке формальности

История с этой злосчастной диссертацией приобрела характер долгоиграющего скандала. Конца ему не видно, тогда как перспективы эскалации, наоборот, радужные. Аппаратная интрига лишь неприлично оттягивает конец, а крикливость героя делает этот конец все более печальным. Его подводит желание не просто увильнуть, но каждый этап бегства от возможного позора обставить «с триумфом». В этом плане интереснее даже не решение несчастного диссовета (кто бы сомневался), а статья в «Российской газете» (РГ) с игривым названием «Интересная история». История и в самом деле «все интересатее». Зря он это написал.

Главное для автора – превентивная расстановка статусов. Величие против ничтожеств. Ранее он сам (?!) не вмешивался: «Во-первых, обвинения казались смехотворными. Во-вторых, не было времени. Дел много, в отличие, видимо, от моих оппонентов». Сто дураков задают одному умному тьму вопросов.

Ослепленный самомнением, товарищ просто заблудился. Только одно из обращений («О методах научного исследования и диссертации В. Р. Мединского») подписали 10 академиков и 14 членов-корреспондентов РАН. Включая Янина. Плюс заявление Вольного исторического общества. Все эти смехотворные бездельники озабочены одним: Мединский – нарост на худшем, что есть сейчас в отношениях государства и науки. Где и без него все непросто. Чтобы еще более дискредитировать власть в глазах ученых и общества, надо было выпустить Мединского и «защитить» его (во всех смыслах этого богатого слова).

Плюс конфликт в самом сообществе, в частности письмо ВАК о переносе первого рассмотрения диссертации с последующим отзывом текста. В Белгород Мединский тоже не приехал, но никаких переносов не последовало.

Статья в РГ рисует иную подоплеку скандала: «либералы» отрабатывают «грантики», ослабляя встающего с колен патриота, а через него и всю Россию. В условиях нарастающего внешнего давления. Изящный перевод в политическую плоскость напоминает стиль Лысенко, сдававшего «прислужников империализма».

Классика оборонительно-наступательной демагогии. Сначала утверждается, что плагиат в этом золотом яичке «искали-искали, да так и не нашли» (вообще-то нашли, но на это уже все наплевали). Затем девять десятых текста просвещают читателей РГ, а заодно и историков-профессионалов, потоком банальностей, с которыми никто и так не спорит. До статьи Мединского историки думали, что их наука не отличается от физики (кстати, тоже теоретически нагруженной), зато теперь... И только самых въедливых гложет сомнение: неужели все эти академики такие идиоты, что азы профессии им приходится вдалбливать через правительственную газету? И кому!

Весь этот ликбез призван утопить в море очевидности один абсолютно безграмотный «аз»: в науке «взвешивание на весах национальных интересов России создает абсолютный стандарт истинности и достоверности». Автор не скрывает, что следует «словам нашего современника – известного русского ученого и мыслителя O. A. Платонова». Скрыто лишь, что «известный ученый» известен исключительно опусами про «сионские протоколы» и другие происки «иудаизма и масонства против христианской цивилизации».

«Кто управляет прошлым, тот управляет будущим» – автор и этот тезис приводит как свой, забыв, что это слова даже не Оруэлла, а героев жуткой антиутопии. Скажи мне, кого ты цитируешь...

Тезис о «национальных интересах» нелеп на уровне здравого смысла. Версии этих «интересов» богаче самих историй. Или автор ранее уже где-то познал, что такое «национальные интересы России», и директива спущена в РАН?

То же с мифами. Наука исследует их как явления и факты, не ввязываясь в сам процесс мифотворчества. Из того, что Нестор или Ломоносов были пристрастны, не следует, что историк имеет право культивировать собственные пристрастия. Мединский элементарно потерялся в профессиях и жанрах: что Нестор, что диссертация, что ролик в «Ельцин-центре» – все одно. Социолог Григорий Юдин: «Мединский реально не понимает, что такое наука – он просто не отличает формирование исследовательского интереса от рационального научного исследования <...> Как писал один из главных методологов исторической науки Макс Вебер (если что, крепкий немецкий националист), «корректная научная аргументация в области социальных наук должна быть признана правильной и китайцем». Но зачем Мединскому веберы, он и так в курсе, что никакой научной истины все равно не бывает. Истина только одна: в мире всегда идет война и наука – просто еще один способ раскроить врагу морду».

Постструктуралистская и постколониальная методология терпимее к феноменам этнонауки, но не надо выдавать политическую архаику за новое в философии знания («Ну что за «лженаука» в XXI в.?»). Установка постмодерна – ускользание от дискурса власти. Идеал Мединского прямо противоположен и когда-то назывался «политической целесообразностью» – найдите хоть одно отличие! Но тут даже не позиция, а беда со связкой слов. Как говорится: «Э, старая, ты совок с постмодернизмом не путай!»

Даже советские идеологи не догадывались шить политическую целесообразность науке напрямую. И в юриспруденции Вышинского за «царицу доказательств» держали все же признание подследственного, а не целесообразность в голове следователя. Мединский сам управляет «целесообразностью интересов», у него свой, высший «критерий истинности и достоверности».

Это хуже лженауки – это идеологически топорно и политически вредно. Бодался один пиарщик со всеми историками. Начальник РВИО то и дело мужественно вызывает огонь на себя, забывая, что он чудит из расположения генерального штаба. Его нездоровые амбиции с заполошной саморекламой – уже явно лишняя репутационная обуза.

Пока Мединского спасает должность (хорошо, не пожизненная) и... верность ученых идеалам науки. Они бросаются защищать святое знание от банальных провокаций, на радость провокаторам забывая о ничуть не менее значимых процедурно-этических проблемах. Из заявления академиков: «Даже если отвлечься от <...> формальных нарушений вроде включения в список публикаций несуществующих работ, особое внимание привлекает главный методический принцип...» Для того все и делается, чтобы отвлеклись.

Мединский откровенен: «Зажмурьте глаза, глубоко вдохните и признайтесь хотя бы сами себе, молча. Признайтесь: достоверного прошлого не существует». Увы, существует! Историческим дознанием «Диссернета» установлено, что у Мединского нет одной из 10 статей, указанных в автореферате, и всех пяти монографий (одну на заседании диссовета показали, и с ней вышел конфуз). Сам автореферат существует в двух версиях: на сайте РГСУ и ВАК была вывешена первая, где указано пять монографий; в РГБ и другие библиотеки поступила вторая, откуда четыре из пяти мифических монографий вычищены. Один из мифов я наблюдал своими собственными глазами. Автореферат диссертации со ссылкой на опубликованную книгу «Проблемы объективности в освещении...» не мог поступить в ВАК позднее 27 марта 2011 г. Однако в выходных данных указано, что книга была еще только рекомендована к печати... 27 мая того же года. День в день – только со смещением в два месяца. Некрасиво путать срок подачи автореферата в ВАК со сроком его рассылки. А то приходится ныть, что дело не в тривиальных подтасовках, а в том, что либералы отказывают патриоту в свободе мнений.

Кстати, такие же проблемы с мутной библиографией в первой докторской диссертации фигуранта, по политологии.

Еще раз: «Даже если отвлечься от формальных нарушений...» Наука начинается не с идей, а именно с жесточайших требований формы. С запрета на фальсификацию, фабрикацию и плагиат, с норм этики и строжайших процедур инициации. Невыполнением этих требований наука заканчивается. Сразу же. Уличенные автоматически отлучаются от цеха. И никаких «если отвлечься»: это будет преследовать Мединского до самого его конца.

Какая разница, какой дезодорант, если человек не чистит зубы?

Автор – руководитель Центра исследований идеологических процессов