Статья опубликована в № 4363 от 14.07.2017 под заголовком: От редакции: Как узнать о предках

Как узнать о предках

Россияне плохо знают семейную историю, но готовы платить за доступ к архивам

Память о предках в России зачастую штамп, на оттиске которого мифологизированная версия государственного прошлого. Но интерес к своей родовой истории есть у многих.

Большинство россиян, как следует из опроса, проведенного «Ромиром» в мае 2017 г., историю своей семьи знают крайне приблизительно или не знают вообще. У 78% опрошенных нет семейного архива; из тех, у кого он есть, регулярно пополняют его только 5%. Семейная память, если опираться на данные опроса, обрывается на третьем поколении: имена всех своих прабабушек и прадедушек знают только 9%.

«Советский период – время относительного беспамятства, когда людям зачастую приходилось переписывать, замалчивать свою семейную историю», – отмечает социолог Дарья Хлевнюк. Семейная история терялась не только в репрессиях, но и в войнах, голоде, переселении из деревни в город. «Огромная часть личной памяти, которую невозможно найти в архивах, к сожалению, утрачена», – сокрушается Хлевнюк. 1990-е годы стали для России временем социальных и экономических пертурбаций, что тоже мешало фиксации семейной истории и развитию самой практики сохранения семейной истории.

Тем не менее потребность в этом существует: по данным «Ромира», 48% респондентов хотят узнать прошлое своей семьи. Главный источник информации для большинства опрошенных – архивы, доступ к которым они хотели бы получить. Граждане даже готовы платить (пусть и небольшие деньги) за информацию из архивов, услуги специальной соцсети для поиска генеалогической информации, специальный анализ ДНК.

Тому, что у обычных россиян есть запрос на неофициальную, приватную или местную, региональную историю, посвящен недавний доклад Вольного исторического общества за авторством Хлевнюк и Григория Юдина. Эта «вторая память», как они ее назвали, активно формируется, идеологически нейтральна и избегает политизации, использует современные технологии.

Но государство на самом деле способствует пробуждению семейной памяти в рамках своих идеологических проектов: например, культ Дня Победы мотивирует граждан пытаться найти историю своих воевавших дедов и прадедов. И государство даже идет навстречу: Минобороны создало несколько интернет-сервисов (ОБД «Мемориал», «Подвиг народа», «Память народа»), на которых можно искать архивные данные об участниках Великой Отечественной. Этот опыт вполне можно было бы развивать – даже если пришлось бы коммерциализировать, чтобы оплатить издержки.

Тут как раз возникает противоречие с официальной памятью. Даже на «Подвиге народа» были ситуации с ограничением доступа к архивным данным. А доступ во многие бумажные архивы (ФСБ прежде всего) ограничен даже для историков.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Выбор редактора
Springbok
12:55 14.07.2017
У меня отец решил воссоздать историю семьи, благо он уже 20 лет на пенсии и по образованию - историк. Ему и родственникам удалось по архивам проследить упоминания о наших предках вплоть до 17, даже 16 веков. Наиболее полная информация была на моего прапрадеда, который всю вторую четверть 19 века был на должности начальника кантона Башкиро-мещярецкого войска Оренбургского войска казачьего, в звании есаула, до этого был юртовым старостой, как и его отец. У нас есть копия его "Списка службы и достоинствах", своего рода личное дело, где содержится информация о службе, о семейном положении, наградах. Именно по этому кантону, как говорят историки, лучше всего удалось сохранить архивы. Объяснение этому в том, что прапрадед выстроил деревянный дом и передал его в ведение архивной службы кантона, за что был удостоен высочайшего благословения, царской похвалы, а для потомков - сохранились архивы. Отец написал о нашем роде книгу, воссоздал генеалогическое древо, шажаре по башкирски, стал лауреатом республиканского конкурса. Описать, упомянуть всех родственников было достаточно сложно учитывая, что у прапрадеда было около 30 детей, жена была правда тоже не одна, их было достаточно. Он и его дети были образованными для своего времени и окружения людьми. Прапрадед закончил в начале 19 века Неплюевский кадетский корпус в Оренбурге, владел русским, арабским, фарси и турецким, как записано в его деле "писать и читать обучен". Сын и его внук, мой дед закончили Троицкое медресе Расулия.
10
Комментировать