Владимир Рувинский

Как последнее слово в суде стало последней свободной трибуной

Политические манифесты все чаще произносятся перед приговором

Патриархальный подход к семейному насилию

Русская православная церковь считает любое вторжение в дела семьи недопустимым – даже если речь идет о насилии

Почему россияне полюбили «черную пятницу»

Рост выручки и количества заказов фиксирует тенденцию предпочтения покупок со скидками и по акциям

Как дело Ивана Голунова стало «глухарем»

Стремительно начавшееся и никак не развивающееся дело о подброшенных журналисту наркотиках свидетельствует о сильнейшем сопротивлении системы попыткам заставить ее работать как надо

ВИЧ – диагноз для миллиона россиян

Главная группа риска – гетеросексуальные мужчины и женщины средних лет

Кого накажет Россия, снова ограничив усыновление сирот иностранцами

Расширение географии закона о запрете иностранного усыновления по политическим мотивам дополнительно сократит число сирот, которые найдут новых родителей

Кому можно петь гимн и кому нельзя

Наказание за исполнение гимна на протестном митинге дополнительно разъединяет страну по принципу лояльности власти

Женский род жертвы

Попытка Минюста не акцентировать внимание на уязвимой позиции женщин как жертв домашнего насилия только обостряет проблему – в том числе на госуровне

Что делать с допинговым рецидивистом

Попытки Москвы снова объяснить изменения в базе допинг-проб техническими проблемами ожидаемо не удовлетворили WADA, впереди санкции

Чем вредно импортозамещение детских смесей

Государство намерено ограничить импорт заменителей грудного молока до налаживания производства их аналогов

Есть ли смысл бизнесу жаловаться на силовиков

Новые каналы доставки «наверх» жалоб на давление могут упростить процесс, но не решить проблему системно

Как выжать максимум из «концентрации протестных мыслей»

Идеи обучающих «лагерей» для организаторов протестов кажутся абсурдными, но они укладываются в общую логику поиска внешних врагов

Трудности перевода с чеченского

Ссылки Рамзана Кадырова на местную этику и традиции не работают за пределами республики

Дело MH17 пошло на повышение

В материалах следствия JIT появились имена Шойгу и Бортникова, но для России это ничего не меняет

Как победить коррупцию именем Путина

Если просьбы президента перестать воровать не действуют, можно попробовать просто назвать проблемный объект его именем

Как глушить «вражеские голоса» в 2019 году

Распространение статуса иноагентов на физлиц за сотрудничество с иностранными СМИ-иноагентами может оказаться еще одной до поры спящей, но потенциально опасной политической статьей закона

Коррупция с конфискацией

Расширение списка людей, которые могут лишиться имущества из-за той или иной связи с коррупционером, расширяет и пространство для злоупотреблений

Самозанятость для всех или нет

Правительство признало эксперимент с особым налоговым режимом для самозанятых успешным, но для самих предпринимателей это не вполне очевидно

ИИ против чиновников

Искусственному интеллекту в России отводится роль мегамозга, который призван решить все проблемы – и высвобождения чиновников, и их трудоустройства

Между Doing Business и дойкой бизнеса

В отсутствие правовой защищенности предпринимательства попытки вырасти в рейтинге Всемирного банка похожи на улучшение условий откорма будущих трофеев силовиков