Статья опубликована в № 4371 от 26.07.2017 под заголовком: Россия и мир: Реанимация будущего

Реанимация будущего

Экономист Евгений Гонтмахер о том, как России и Украине жить после Донбасса

Представим себе, что Россия и Украина все-таки урегулировали свои отношения, решив проблемы Донбасса и Крыма. Будет ли это означать, что отношения между двумя этими странами вернутся к ситуации 2013 г.? Напомню, что тогда наши государства рассматривали отношения друг с другом как особые, в которых явственно присутствовали элементы доброжелательной и желаемой близости – и культурной, и исторической, и экономической, и гуманитарной. Мы имели практически открытую границу, многомиллиардный (в долларах) взаимный товарооборот, миллионы украинцев, работающих в России, системное сотрудничество спецслужб. Вернется ли все это в случае нормализации наших межгосударственных соглашений?

Думаю, что нет. Причин тому несколько.

1. Общественные настроения. Если присоединение Крыма, проведенное с нарушением международного права и нарушением базовых российско-украинских договоров, все-таки прошло бескровно, то война в Донбассе унесла уже жизни более 10 000 украинцев. Когда бываешь в Киеве и общаешься с местными экспертами и политиками, просто знакомыми, то зримо ощущаешь, что Украина воюет. Каждый день в зоне АТО гибнут молодые ребята, и об этом сообщают все СМИ. Радикальное меньшинство призывает решить проблему сепаратизма силовым способом. Но большинство, к счастью, настроено на поиск мирного выхода из этой мясорубки. Однако и тех и тех объединяет глубокое убеждение, что они воюют не с какими-то безродными «террористами», а именно с Россией. Убеждение в том, что мы «враги», которые хотят во что бы то ни стало сделать больно Украине, уже укоренилось на уровне массового общественного сознания. Можно, конечно, по старинке сослаться на то, что есть проевропейский запад и пророссийский юго-восток Украины. Но, боюсь, это уже во многом не так. Украинские военные в зоне АТО разговаривают преимущественно на русском языке, носят русские же фамилии, но при этом считают себя патриотами Украины, защищающими ее территориальную целостность от посягательств России. Да, на Юго-Востоке много людей, симпатизирующих Оппозиционному блоку (наследнику Партии регионов Виктора Януковича). Да, там не очень популярна идея ускоренной евроинтеграции и вступления Украины в НАТО. Но с каждым днем продолжающейся в Донбассе войны эти настроения угасают и на смену (особенно среди молодежи) приходят более радикальные (не в нашу пользу) взгляды.

2. Российская пропаганда делает из Украины сплошь фашистско-бандеровское пространство. Но это далеко не так. По-настоящему дремучие националистические взгляды разделяет лишь очень небольшая часть общества, хотя крика по этому поводу много. Например, в Верховной раде депутатов с такими взглядами явное меньшинство. А все остальные, попав в интернете на известные всей России телевизионные ток-шоу, тут же перескакивают на другой ресурс, копя обиду за очевидную несправедливость и прямую ложь.

В эту же корзину попадают и утверждения российских официальных лиц об антиконституционном характере смены власти в Киеве в начале 2014 г. Для таких выводов требуется предъявить убедительные юридические обоснования, построенные на конституции и законодательстве Украины. Пока эти обоснования не предъявлены, обсуждение природы того, что произошло с окончанием президентства Януковича, носит явно пропагандистский характер и очень сильно раздражает многих украинцев. Кстати, группа российских юристов под руководством профессора Елены Лукьяновой такой анализ произвела – и выводы там далеко не в пользу версии об «антиконституционном» перевороте.

3. Политика нынешнего украинского руководства направлена на последовательный отрыв Украины от России по всем возможным направлениям. Только в 2016 г. наш взаимный товарооборот упал на 30% по сравнению с 2015 г. А по сравнению с 2013 г. падение чуть ли не трехкратное! И этот процесс продолжается. Не случайно за недавним введением безвизового режима между Украиной и шенгенской зоной тут же последовало решение Киева с 1 января 2018 г. пропускать к себе россиян только по биометрическим паспортам – и это еще не все сюрпризы, которые ожидаются. А мы здесь, в России, еще добавляем к этому угрозу введения зеркальных мер при пересечении границы, гонения на Библиотеку украинской литературы в Москве и ее директора, пристальное внимание полиции к прогулкам с жовто-блакитным флагом и ношению маек с украинской национальной символикой. Все это постепенно, но неуклонно приводит к разворачиванию мобильности украинцев с востока на запад. Например, в Польше уже сейчас находится более 1 млн украинцев, численность украинских студентов в польских вузах на порядок больше тех, кто обучается в России. Быстро растет и поток гастарбайтеров, которые также меняют направление своей трудовой миграции с востока на запад. И это только начало.

4. Быстрое институциональное сближение с Евросоюзом и НАТО. Все в Европе и Киеве прекрасно понимают, что в обозримой перспективе Украина не станет полноправным членом ЕС и Североатлантического пакта. Но уже к 2020 г. украинская армия должна перейти на натовские стандарты функционирования. Несмотря на то что экономические реформы идут ни шатко ни валко, Украина неуклонно движется внутрь европейского институционального пространства. Кстати, большой вклад в этот процесс внес еще Янукович и тогдашняя Верховная рада, где большинство принадлежало Партии регионов. Со своей стороны и ЕС, и НАТО сейчас, судя по всему, склоняются к тому, чтобы вместо механического своего расширения перейти на создание пояса из глубоко аффилированных с ними стран, на которые формально не распространяются, например, обязательства по ст. 5 устава Североатлантического пакта или отдельные пункты Маастрихтских соглашений. Однако фактически эти страны составят стратегическое подбрюшье ЕС и НАТО, которое будет находиться под их непосредственным контролем. В это подбрюшье, конечно же, попадают и Украина, и Грузия, и Молдавия, и ряд балканских стран. Россию с ее претензиями на особые отношения на это пространство уже просто-напросто не пропустят.

Так какое же будущее российско-украинских отношений после урегулирования нынешней открытой конфронтации?

Скорее всего, речь пойдет о модели отношений, которая сейчас сложилась между Сербией и Хорватией. Между этими, казалось бы, братскими республиками бывшей Югославии, близкими по языку и культуре, случилась кровопролитная война, звучали взаимные обвинения в фашизме, велась массированная пропаганда ненависти. Сейчас поддерживаются дипотношения, проходят встречи лидеров стран, растет товарооборот, но прежней гуманитарной и человеческой близости уже нет. Хорватия – член и ЕС, и НАТО, а Сербия до сих мучится в лабиринте своего конфликта с Косовом (впрочем, и Сербия находится в процессе вступления в ЕС). И это, пожалуй, оптимистический вариант.

Чтобы успеть к нему, Россия должна, во-первых, отказаться от иллюзий, что Украина как блудный сын рано или поздно вернется в лоно «братских нам народов» или в противном случае развалится и не состоится как государство.

Во-вторых, надо уже сейчас планировать наши отношения на период хотя бы после нормализации ситуации в Донбассе. Украине, кстати, тоже, судя по всему, не хватает стратегического видения и своего собственного социально-экономического будущего, включающего возвращенный Донбасс.

В-третьих, активизировать внешнеполитические усилия для того, чтобы все-таки добиться перелома в развитии того, что называется «кризисом вокруг Украины». На этом треке тоже возможны различные комбинации и компромиссы, связанные и с реализацией минских соглашений, и с деятельностью в рамках нормандского формата, и с более активным участием США. Но эта тема требует отдельного рассмотрения. Единственное, что сейчас уже становится очевидным, – конфликт вокруг Украины можно решить только в рамках перезагрузки всего комплекса отношений между Россией и Западом.

Автор – член экспертной группы «Европейский диалог»