Мнения
Бесплатный
Филипп Стеркин
Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4406 от 13.09.2017 под заголовком: Цифра недели: Три года

Три года без прибавки пенсии

Сокращение пенсий в реальном выражении – это наказание населения за нерешительность власти

В своем макропрогнозе Минэкономразвития ждет сокращения пенсий в реальном выражении. В базовом сценарии – на 0,7% в 2018 г. и по 0,6% в 2019–2020 гг. Объяснение простое: пенсии неработающих пенсионеров индексируются на инфляцию, а около 10 млн работающих пенсионеров (по последним данным Росстата) индексации лишены. Решение о ней не принято, она не заложена в прогноз и в бюджетные проектировки.

Это цена, которую люди в очередной раз платят за нерешительность властей. Повысить пенсионный возраст, например, они не готовы, но, не стесняясь, залезают в карман населения, чтобы сэкономить. В итоге пенсии обесцениваются, а будущие пенсионеры фактически лишились государственной накопительной системы.

Власти ищут оправдание ожидаемому сокращению пенсий: мол, их общая динамика – показатель, лишенный смысла. Вместо него нужно оценивать пенсии неработающих пенсионеров и общий доход работающих (вместе с зарплатой) – а он не падает. Хотя почти не растет в 2019–2020 гг. (на 0,1 и 0,3% в реальном выражении) исходя из расчетов Минэкономразвития. В 2018 г. рост выше – 1,8%.

Наверное, такой подход позволил бы улучшить ситуацию с пенсионным обеспечением – на бумаге. А заодно добавил бы аргументов в пользу дальнейшей неиндексации пенсий работающих пенсионеров (ее восстановление дорого обойдется бюджету).

Но представим себе, как отреагирует чиновник, если банк в нарушение договора снизит ему ставку по депозиту, сославшись на то, что у него есть еще и зарплата. Наверное, чиновник разъяснит банку, что его зарплата банка не касается. Так и здесь: размер зарплаты – это договоренность работника и работодателя и к пенсионной системе отношения не имеет. У государства был свой договор с людьми, и свою часть договора оно нарушило – получило деньги (взносы от работодателя), но поставило меньшее количество «товара» (пенсии ведь обесцениваются). В гражданском праве при нарушении договора в зависимости от ситуации возможен целый набор санкций: вернуть все полученное, возместить убытки, заплатить неустойку, ответить за неосновательное обогащение. Аналогию с пенсионными отношениями, разумеется, провести крайне сложно, и вряд ли кому-то удастся добиться возмещения от государства за нарушение условий сделки.

Чиновники обычно говорят, что должны получать достойные зарплаты – иначе не привлечь на госслужбу умных и честных, коррупция расцветет (повышение им зарплат, впрочем, этих проблем не решило). Неиндексация пенсий имеет схожий эффект: люди будут уходить или с рынка труда, или в тень. Если исходить из данных Росстата, то число работающих пенсионеров уже сократилось.

Но именно продолжение активной трудовой жизни может стать одним из способов решения демографических проблем. Занятость населения будет сокращаться из-за старения населения, и это один из ключевых барьеров для роста экономики. Выходит, правительство само дестимулирует рост экономики. И предпочитает снова подорвать доверие и к пенсионной системе, и к власти в целом, показывая, что в любой момент все законы, в том числе логики, и все факты будут подогнаны под нужный ей ответ.