Чем жива репутация ученых

Как аппаратная борьба поддерживает полумертвый институт
Пусть криво, но репутация в России все-таки работает – не как в Европе, где ее институт вынуждает министров и даже президентов уходить в отставку после обвинений в плагиате /Евгений Разумный / Ведомости

Решение Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии по истории, рекомендовавшего лишить министра культуры Владимира Мединского степени доктора исторических наук, не окончательно. Но это первый случай, когда профессионалы считают нужным лишить степени действующего министра.

Решение могут отменить, но мнение профессиональных историков (за лишение проголосовало 17 членов совета, против – три, один воздержался) отражает феномен работы репутации в России, где ее институт, казалось, был уничтожен полным отсутствием содержательной реакции власти на общественные разоблачения коррупции и фальшивых научных работ.

Ведущие историки страны защитили стандарты профессии и собственную репутацию, отмечает член-корреспондент РАН, историк Аскольд Иванчик. То, что профессионалы подтвердили низкое качество и отсутствие новизны в работе министра, согласившись с доводами экспертов «Диссернета» и заявителей, – хороший сигнал. В России есть ученые, которые заботятся о сохранении репутации профессии больше, чем о чести мундира чиновников и возможных негативных последствиях для своей карьеры. Однако предыдущие решения диссовета МГУ (в марте по формальным признакам отказался рассматривать диссертацию министра по существу) и Белгородского университета (в июле не нашел оснований для лишения министра степени), показывают, что многие поддаются административному давлению.

В этой ситуации, вероятно, такого давления не было, полагает политолог Николай Петров, сейчас у Кремля нет стимулов жестко принуждать ученых к объявлению заведомой неправды. Министр культуры не является несущим элементом нынешней конструкции власти, при этом он раздражает многие общественные слои – от фундаменталистов, недовольных его защитой кинофильма «Матильда», до либералов, упрекающих его в искажении исторических фактов в публицистических книгах и попытках заменить историю мифотворчеством. Мединским могут пожертвовать накануне выборов, считает Петров.

У него немало противников в Кремле, отмечает источник, близкий к администрации президента. Возможен и мягкий вариант – отставка в марте вместе со всем правительством, и жесткий – с увольнением до марта, говорит источник. Пусть криво, но репутация в России все-таки работает – не как в Европе, где ее институт вынуждает министров и даже президентов уходить в отставку после обвинений в плагиате, но хотя бы как инструмент аппаратной борьбы.