Статья опубликована в № 4426 от 11.10.2017 под заголовком: Цифра недели: 35 млрд руб.

Как Сечин делает деньги из воды

А правительство торгует Налоговым кодексом
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Главный исполнительный директор «Роснефти» на то и Игорь Сечин, чтобы делать деньги из воды. 35 млрд руб. ежегодно в течение 10 лет – такой вычет из НДПИ принесет компании состоящее почти на 95% из воды нефтяное месторождение Самотлор. Другим компаниям в скидке отказано.

Как глава компании, Сечин выбивает для нее наилучшие условия. Это власти должны отправлять в корзину вредные для экономики запросы, а основной акционер может сменить CEO, если не одобряет его чрезмерную активность. Но для «Роснефти» это одно лицо, которое руководствуется принципом «закон – врагам, а друзьям или верным слугам – все». Закон (Налоговый кодекс, НК) запрещает индивидуальные налоговые льготы, власть их дает.

При уменьшении НДПИ на 50%, как просила «Роснефть», бюджет, по расчетам Минфина, терял бы только на Самотлоре 60–80 млрд руб., а с другими обводненными месторождениями – существенно больше. Причем потери менялись бы вместе с ценой нефти. Минфин отчаянно сопротивлялся льготе, но остался в одиночестве, смог лишь ограничить потери фиксированным вычетом в 35 млрд руб. и заручиться обещанием Сечина увеличить инвестиции, добычу и налоги. То есть бухгалтерски Минфин не так сильно проиграл (хотя, для сравнения, это почти 40% расходов бюджета в 2018 г. на охрану окружающей среды или культуру и кино). Зато концептуально государство проиграло по-крупному.

О вычете и Сечин, и Минфин говорят как о налоговой сделке. Сечин признает, что он связан с приватизацией «Роснефти». Директор налогового департамента Минфина Алексей Сазанов объясняет индивидуальность льгот, в частности, тем, что бюджет получит больше дивидендов от «Роснефти», а частные нефтяные компании дивиденды государству не платят. Исходя из этой логики шансы госкомпаний получать льготы, в принципе, выше, чем у частных.

Это очередное и зафиксированное признание, что госкомпании «равнее» частных, а близость к Кремлю важнее инвестиционного климата и конкуренции, в итоге обойдется бюджету гораздо дороже льгот. Минэнерго показало, что интересы одной компании важнее интересов отрасли (хотя и обещает добиваться льгот). Правительство (официально вычет еще не одобрен) – что либо оно слабее Сечина, либо пожелания «Роснефти» важнее развития экономики. Либо и то и другое.

Минфин же предпочел деньги принципам, предоставив индивидуальную льготу. Не первый раз, объясняет замминистра Илья Трунин. Подобные вычеты получали «Башнефть» и «Татнефть», но тогда государство компенсировало негативные последствия от собственных действий – реформы экспортных пошлин. К тому же нарушение принципов не повод делать это еще раз, иначе в какой-то момент правилом становится нарушение правил.

В 1996 г., работая в журнале «Деньги», я брал первое свое интервью о проекте НК у замминистра финансов Сергея Шаталова. Его авторы гордились тем, что вводят общие правила игры вместо индивидуальных – тогда налоги часто рассчитывались как разница между пожеланиями крупных компаний и властей. НК был попыткой выравнять налоговые условия. Попытка провалилась – в кодексе уже немало, по сути, индивидуальных льгот, и, видимо, будет все больше сделок. И за каждую будут расплачиваться третьи лица – те, кому закон.

Кандид
09:10 11.10.2017
Ошибки Гайдара и Чубайса стали следствием непонимания ими или недооценке мощи созданной в СССР номенклатуры. Инициатором перехода к рынку была наиболее прагматичная часть этой советской элиты. Огромные богатства страны, которые при коммунистах тратились на гонку вооружений, поддержку дружеских компартий, африканских и азиатских вождей, стран социализма, на поддержание устаревших предприятий, надо было забрать себе. Коллективная бедность, бывшая нормой, налагала серьезные ограничения на возможности потребления для элиты. Чуть выйдешь за рамки дозволенного и прощай хорошая жизнь. Несчастный Рашидов вынужден был застрелиться. Как избавиться от социализма советская номенклатура не знала. Вот тут и понадобились отважные реформаторы, которые завершили процесс перестройки и запустили рыночную экономику. Это породило на время всплеск либеральных идей: свободы бизнеса, труда, слова, совести и даже запись в Конституции о том, что Россия - социальное государство. Но как только шок от смены социального устройства прошел, номенклатура взяла власть в свои руки. Сначала она забрала наиболее лакомые куски экономики, а затем приватизировала государство. При этом народ опустила до уровня бедности и нищеты, потихоньку лишая его даже тех социальных гарантий, которые были при коммунистах. Беда в том, что номенклатура ничего не поняла и ничему не научилась. Она вновь тащит страну в социализм, а точнее, в госкапитализм, но без какой либо внятной идеологии и ответственности власти за свои действия. Отсюда нарастание репрессий и мракобесия. Фактически правительство не решает никаких политических задач, а обслуживает олигархию. Медведев - Сечина, Миллера и К, губернаторы - областную олигархию, главы муниципалитетов - местную. И вся власть и силовые ведомства в доле, а то и собственники основных активов страны. Заслуга в создании этой системы принадлежит Путину, поэтому он не может покинуть свой пост президента и должен оставаться на нем пожизненно. Но совершенно очевидно, что растущие аппетиты олигархии несопоставимы с экономическими возможностями системы, корма становится мало и начинается грызня элит. А когда слоны трутся спинами давят мошек. С этой точки зрения показательным является процессы последних лет (дело Сугробова, дело Улюкаева и т.п.).
110
Комментировать
Читать ещё
Preloader more