Эфир насилия

Почему нападений на журналистов становится больше

Нападение на нашу коллегу, заместителя главного редактора «Эха Москвы» Татьяну Фельгенгауэр, требует объективного и скрупулезного расследования, которое должно установить все детали преступления. Но удар ножом по горлу радиоведущей – это еще одно напоминание о стабильно высоком уровне насилия в обществе, готовности «оскорбленных» мстить тем, кого они считают своими врагами.

Татьяна Фельгенгауэр, к счастью, жива, пришла в себя и, надеемся, скоро вернется к работе. Больше вопросов к деталям нападения и личности обвиняемого. Борис Гриц, судя по деталям биографии и записям в соцсетях, где он обвинял Татьяну в киберпреследовании, выглядит как минимум неуравновешенным человеком. Вменяемость и подсудность Грица, безусловно, должна определить экспертиза. Но так или иначе популярная гипотеза о нападении одиночки вызывает некоторые сомнения: наличие у Грица нарисованного от руки плана здания с расположением помещений редакции создает впечатление серьезной подготовки. Запечатленные на видео ответы на вопросы правоохранителей также не выглядят бредом сумасшедшего.

Даже если предположить, что Фельгенгауэр атаковал психически нестабильный человек, это нападение отражает опасный тренд роста агрессии против тех, кто публично высказывает отличающуюся от официальной точку зрения. В 2009–2017 гг., по данным Фонда защиты гласности, погибло 54 российских журналиста, еще трое пропали без вести, большинство «при исполнении служебных обязанностей». Число нападений на сотрудников СМИ и редакции за эти восемь лет превысило 600.

Тенденция тревожит: трое погибших и 40 нападений в первом полугодии 2017 г. – почти столько же, сколько за весь 2016 год, когда жертвами нападения стали 54 человека, а трое были убиты. Журналисты, активисты и другие публичные несогласные с официальной точкой зрения становятся легкой жертвой, если преступники остаются ненайденными или ненаказанными. Резонансные нападения на журналистов – убийство Анны Политковской в 2006 г. и Натальи Эстемировой в 2009 г., избиение Олега Кашина в 2010 г. – все еще недорасследованы, в лучшем случае к ответственности привлекают исполнителей и организаторов. Инициатор преступления – заказчик остается в тени, даже если потерпевший публично называет его имя. По профильной статье 144 Уголовного кодекса «Воспрепятствование законной деятельности журналиста» до приговора в последние восемь лет дошло только 16 дел, из них пять – в 2017 г. (все пять – преступления с применением насилия). За все это время ни один осужденный не получил реальный срок – только условный или даже штраф. Атакующие журналистов циники с холодной головой могут рассчитывать на вознаграждение, психически нестабильные – на минуту славы, и те и другие – на то, что им, скорее всего, ничего за это не будет. Журналисты были и остаются незащищенной профессией, хотя честная и объективная пресса нужна и полезна государству и обществу.