Статья опубликована в № 4444 от 07.11.2017 под заголовком: Судебная реформа: Судный день арбитража

Судный день арбитража

Юрист Андрей Горленко о новых правилах работы третейских судов в России
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Первого ноября 2017 г. в России осталось только четыре легально действующих третейских суда: истек переходный период, отпущенный ранее созданным судам новым законом «О третейском разбирательстве» на получение специального разрешения правительства. Сколько третейских судов действовало в России до реформы, неизвестно: по одним данным, больше полутора тысяч, по другим – несколько сотен. Такая неопределенность объясняется тем, что многие третейские суды создавались и ликвидировались под конкретные запросы и даже под криминальные схемы. В результате вектор развития коммерческого арбитража в России значительно отклонился от международных стандартов, репутация института третейских судов упала до нуля.

Третейские суды как альтернатива государственным судам в коммерческих спорах были популярны в разные эпохи и в разных странах, в основе их работы всегда было доверие. Основной смысл процедуры заключался в возможности выбора сторонами спора независимых арбитров, часто бывших или действующих адвокатов, много лет проработавших в крупных компаниях и разбирающихся в тонкостях бизнеса. Преимущества такого суда для компаний очевидны: гибкость (спорящие стороны могут не только выбрать специализацию арбитров, но и самостоятельно определить ход процедуры разрешения спора) и конфиденциальность (слушания могут проходить в закрытом порядке). Сегодня, когда любое сообщение о начале или окончании судебного процесса влияет на котировки акций, вопрос конфиденциальности особенно важен.

Обратной стороной таких разбирательств была возможность использования третейских судов в недобросовестных и незаконных целях – к сожалению, в России это не было редкостью. К числу распространенных злоупотреблений относится, например, создание видимости спора и передача его в третейский суд для получения формальных оснований для отчуждения недвижимости с целью вывода активов в условиях корпоративного конфликта. Другая схема – взыскание несуществующих задолженностей несуществующими (или внезапно исчезнувшими) третейскими судьями как обыкновенное мошенничество или как способ начать банкротство раньше других кредиторов и получить большинство голосов в комитете кредиторов. Были и «карманные» арбитражи – третейские суды, создаваемые при коммерческих организациях. Схема проста: хочешь быть поставщиком или подрядчиком нашей компании? Пожалуйста! Только в договор поставки или подряда нужно включить оговорку о рассмотрении споров в нашем третейском суде. Понятно, что говорить о независимости и беспристрастности судей в этих организациях не приходится. Но разобраться, где качественное учреждение, а где нет, было довольно сложно. Третейские суды успешно использовали различные символы судебной власти в своих названиях, например называя себя «федеральным» третейским судом или «высшим». В результате нагрузка на государственные арбитражные суды за счет третейских не уменьшалась, а, наоборот, увеличивалась, так как им приходилось бороться с подобными злоупотреблениями.

Согласно новому законодательству постоянно действующие третейские суды могут быть учреждены только некоммерческими компаниями. Арбитражи, действовавшие до реформы и не получившие права на осуществление деятельности от правительства, должны прекратить свое существование: с 1 ноября решения, выносимые такими судами, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, исполнительные листы по ним – в случае отказа от добровольного исполнения решения должником – выдаваться не будут.

Пока в России процветали недобросовестные организации, ведущие зарубежные юрисдикции активно развивали настоящий современный арбитраж – и он пользуется популярностью. В знаменитом лондонском LCIA рассматривают около 300 дел в год. Есть морской арбитраж, который рассматривает около 1700 дел в год. В пекинской CIETAС ежегодно слушается 1200 дел. Сегодня зарубежные арбитражные центры – в Стокгольме, Париже, Лондоне, Сингапуре, Гонконге – предлагают свои услуги для рассмотрения коммерческих споров и российскому бизнесу. Стремление других стран проводить рассмотрение дел на своей территории понятно: наличие таких инструментов крайне важно для повышения инвестиционной привлекательности юрисдикции в целом и отдельных регионов в частности. Возможность профессионально и беспристрастно рассмотреть спор может быть важным аргументом при выборе модели структурирования бизнеса.

В результате арбитраж как способ разрешения коммерческих споров продолжает увеличивать популярность по всему миру благодаря своим очевидным преимуществам. Одно из самых главных – возможность в силу действия Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. исполнить арбитражное решение более чем в 150 странах, где могут находиться активы должника, на которые можно обратить взыскание. Это означает, что, выиграв спор и получив решение российского третейского суда, истец может удовлетворить свои требования за счет имущества ответчика, находящегося не только в России, но и практически в любой точке мира.

Автор – ответственный администратор арбитражного центра при Институте современного арбитража

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more