Статья опубликована в № 4445 от 08.11.2017 под заголовком: Цифра недели: 13 400 000

13,4 млн секретов

«Райское досье» стало крупнейшим, но явно не последним раскрытием данных офшоров
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Именно столько документов из архива бермудской юридической фирмы Appleby попало в руки Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ). Три дня назад журналисты со всего мира, изучавшие утечку, получившую название «райское досье», в своих статьях раскрыли спрятанные в офшорах тайны клиентов – от британской королевы до Боно из U2. Оказывается, даже они инвестировали в офшоры. Еще из документов стало известно, кто помог бизнесмену Юрию Мильнеру покупать акции Facebook и Twitter («дочка» «Газпрома» и ВТБ) и что у нынешнего министра торговли США есть общие бизнес-интересы с российским «Сибуром» (он владел долей в судостроительной компании, обслуживающей «Сибур»). В очередной раз подтвердилось, что большие и малые секреты минувших дней в любой момент могут всплыть на поверхность и вызвать скандал. Теперь американские СМИ критикуют основателя Facebook Марка Цукерберга за то, что он брал деньги у российского бизнесмена, который, по их мнению, мог быть связан с Кремлем.

Утечки из офшоров стали случаться с завидной регулярностью – это уже вторая за полтора года. Весной 2015 г. достоянием общественности стал архив из 11,5 млн документов другого крупного регистратора офшоров – панамской Mossack Fonseca. Из него стало известно, что, например, через офшоры, связанные с другом детства президента России – виолончелистом Сергеем Ролдугиным, – проходили активы на сотни миллионов долларов. Ни Ролдугин, ни президент России в этом ничего особенного не увидели. А вот премьер-министр Исландии подал в отставку, когда из документов панамского досье стало известно, что у него был незадекларированный офшор.

Оба раза документы раскрывались по одинаковой схеме. Источник передавал файлы немецкой Süddeutsche Zeitung, которая делилась документами с ICIJ, а тот передавал их партнерам. Над архивом в течение года работали сотни журналистов из десятков стран. В один день по всему миру они выпустили разоблачительные публикации. Интерес к «райскому досье» уже проявили налоговики Великобритании.

Развитие технологий, конечно, облегчает работу тем, кто хочет ознакомиться с чужими секретами. Когда-то, в эпоху расцвета офшоров и бумажного делопроизводства, сложно было и представить себе, что кто-то сможет похитить хотя бы треть из 13,4 млн документов и в течение года держать этот факт в тайне. Электронный архив такого размера весит несколько терабайт и его буквально можно унести в кармане.

Не похоже, что власти собираются противодействовать таким утечкам. Растущая уязвимость офшорных архивов сопутствует мировой кампании по борьбе с офшорами. Правительства многих крупных стран дали понять: терпеть непрозрачный бизнес они не хотят. И в борьбе с ним разные методы хороши. И в случае с Mossack Fonseca, и в случае с Appleby участники расследования намекали на связь источника утечки с госструктурами. В таких условиях, кажется, раскрытие тайных операций офшорных компаний из самых закрытых юрисдикций – это только вопрос времени.