Статья опубликована в № 4451 от 16.11.2017 под заголовком: Корпорация юристов

Как создать корпорацию юристов

Социолог Вадим Волков о новой концепции регулирования сферы юруслуг
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Власть медиков определяется тем, что от их решений зависит жизнь и здоровье других людей, которые вверяют себя медицине. Аналогично с юристами – это не только особые знания, но и власть выносить суждение или представлять интересы организаций и людей, которые доверяют им защищать свое имущество, свободу, а в некоторых случаях и жизнь. Такая асимметрия в экспертизе и уровне власти налагает на некоторые профессии огромную ответственность и требует регулирования. Оно, как правило, включает три главных принципа: контроль компетенций, этический контроль, монополия на рынке. Иными словами, практиковать и зарабатывать практикой могут только те, кто обладает необходимыми знаниями и этически безупречен.

В России только небольшой сегмент сферы юридических услуг – адвокаты, работающие преимущественно в уголовном процессе (около 72 000 человек), – подвержен регулированию. В остальном это свободный рынок. Кроме этого есть еще несколько категорий практикующих юристов, где профессия целиком поглощена организациями: судьи, сотрудники следственных органов и прокуратуры. В итоге, несмотря на универсальность принципов права, о единой юридической профессии в России говорить пока не приходится.

Дискуссия о том, как регулировать рынок юридических услуг и представительства, продолжается несколько лет. За это время предлагались разные по степени жесткости форматы регулирования – в зависимости от того, интересы каких игроков они отражали. Хорошей новостью стало то, что недавно появилась концепция, авторы которой стремятся учесть интересы большинства.

Судьбу любой реформы во многом определяют организованные интересы – игроки, имеющие ставки в данном поле. В нашем случае это, как минимум, объединение адвокатов (Федеральная палата адвокатов, ФПА), объединение юристов (Ассоциация юристов России, АЮР) и государство в лице Министерства юстиции. Но кроме них есть еще широкий и авторитетный, но слабо организованный сегмент юристов рыночного сектора (47 000 коммерческих организаций, 27 000 индивидуальных предпринимателей).

Поначалу Минюст выдвигал вариант реформы на базе существующей адвокатуры без какого-либо ее изменения. Он максимально отражал только интересы ФПА и встретил сопротивление. Затем появился вариант, предлагавший ограничить реформу рынка только введением обязательности юридического диплома. Несмотря на свою внешнюю либеральность, этот вариант требовал огромных усилий по достижению приемлемого качества юридического образования и не решал проблему этического контроля за членами профессии. Ставя качество профессии в зависимость от качества образования, этот вариант давал преимущество АЮР, которая уже ведет собственную аккредитацию юридических вузов и получила бы посредством реформы дополнительный рычаг для этой работы.

Первого ноября Минюст опубликовал новую концепцию реформы рынка юридических услуг. На фоне предыдущих реформ, ее содержание и сам подход к реализации представляют собой движение вперед. В чем содержательная новизна подхода?

Во-первых, предстоящая реформа стремится учитывать интересы максимального числа практиков и главное – сделать членство в профессиональной организации привлекательным для практикующих юристов до того, как оно станет обязательным условием практики. Для этого будет сначала реформирована адвокатура. Представителям юридического бизнеса, вступившим в адвокатуру, будут доступны привычные им коммерческие организационные формы (ООО, АО, производственные кооперативы), а также упрощенная процедура налогообложения, возможность работать по трудовым договорам. В качестве бонуса вновь вступившие юристы получат институт адвокатского запроса и защиту адвокатской тайны.

Во-вторых, Минюст предлагает упростить процедуры принятия в адвокатуру для юристов с практическим опытом, вводя дифференцированные экзамены. То есть авторы рассчитывают на то, что к моменту введения обязательного адвокатского статуса большинство юристов добровольно перейдет в адвокатуру и загонять никого не придется. Процедура лишения членства останется инструментом контроля за соблюдением профессиональной этики.

В-третьих, реформа предполагает переходный период до 2023 г. За это время, как утверждает один из ее авторов, замминистра юстиции Денис Новак, можно будет понять работоспособность нового профессионального объединения и, если что-то будет работать не так, успеть внести коррективы до начала действия основного регулирующего принципа. Это тоже важное улучшение по сравнению с предшествующей практикой.

Заявленная Минюстом реформа рынка юридических услуг, по сути, означает обновление традиционной адвокатуры путем перевода ее на рыночные рельсы. Приход в адвокатскую профессию большого количества представителей юридического бизнеса – если это произойдет – дает шанс для объединения юридической корпорации и усиления профессии, слабость и сегментация которой составляют одну из причин нарушенного ныне баланса между частным и публичным интересом в российском правосудии.

Автор – научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, профессор социологии права им. С. А. Муромцева

Читать ещё
Preloader more