Мнения
Бесплатный
Алексей Никольский
Детали / Вещь недели
Статья опубликована в № 4462 от 01.12.2017 под заголовком: Разгонный блок «Фрегат»

Что делать, если на «Восточном» опять что-то пошло не так

Адекватная реакция на сложные аварии – полноценное разбирательство

Второй в истории нового космодрома Восточный в Амурской области запуск ракеты-носителя «Союз-2.1б» прошел неудачно. Созданная аварийная комиссия будет работать до 15 декабря, пока никаких официальных сообщений о причинах неудачного запуска не опубликовано.

Скажется ли авария на графике запуска ракет с нового космодрома, пока не известно. Еще до того, как стало известно о невыходе разгонного блока «Фрегат» с полезной нагрузкой на орбиту, гендиректор «Роскосмоса» Игорь Комаров заявил, что в 2018 г. планируется «не менее двух» запусков «Союза» с нового космодрома, следовательно, до выявления причин аварии нельзя сказать, будет ли перенесен намеченный на конец года еще один запуск с Восточного.

Обломки ступеней ракеты-носителя, упавшие в расчетных районах в Якутии, найдены, но российские средства контроля космического пространства не зафиксировали места падения «Фрегата» и спутников. А значит, в сообщениях о том, что они упали в Атлантический океан, речь идет только о расчетных данных. И, строго говоря, никому не известно, куда делась нагрузка «Союза».

Неофициально же на форуме журнала «Новости космонавтики», к которому в таких случаях обычно обращаются желающие оперативно сообщить о причинах космических аварий СМИ, споры ведутся в основном о том, не было ли допущено ошибки в полетном задании разгонного блока «Фрегат» (правда, не исключаются и другие причины, в том числе и техническая неисправность, вызванная производственным браком). По словам собеседников «Ведомостей» в отрасли, именно эта версия находится в центре внимания аварийной комиссии.

Каждый новый неудачный запуск перезапускает дискуссию о системном кризисе в отечественной космической отрасли (конечно, вместе с дежурными шутками про батут, с помощью которого вице-премьер Дмитрий Рогозин в 2014 г. предлагал США доставлять астронавтов на орбиту в случае введения санкций). О кризисе говорят уже не первое десятилетие, и многие аргументы, наверное, следует признать справедливыми. Много раз говорилось и о неясности целей, некомпетентном руководстве, неверных приоритетах, разрыве поколений, низкой зарплате рабочих и инженеров, а в последние два года можно снова говорить и о серьезном сокращении бюджетного финансирования. Бюджет новой, недавно утвержденной федеральной космической программы, рассчитанной на период до 2025 г., был сокращен в ходе подготовки программы примерно на четверть – приблизительно на 0,5 трлн руб.

Тем не менее жизнеспособность отрасли надо оценивать не по неудачам самим по себе (которые бывают у всех), а по реакции на них. Остановка в конце 2016 г. запусков тяжелых ракет-носителей «Протон» (после того как при сборке одного из «Протонов» из-за нелепого стечения обстоятельств – болезни опытной кладовщицы – был использован нестандартный припой, ставший в итоге причиной неудачного запуска) говорит не только о том, что все может встать из-за нехватки одного человека, но и о том, что болезненные, но правильные решения все-таки могут быть приняты. С мая 2017 г. состоялось уже четыре успешных запуска «Протонов». Восточный тоже строился с трудом – с уголовными делами о масштабных хищениях, задержками зарплат строителей, многократным переносом сроков сдачи, но в конце концов все-таки был построен. Хотелось бы надеяться, что и причина последней аварии будет установлена и, даже если она опять всех удивит, будет должным образом устранена.