Статья опубликована в № 4467 от 08.12.2017 под заголовком: Вторая партия Октября

Вторая партия Октября: кто помог победить большевикам

Историк Ярослав Леонтьев об эффективной, но недолгой коалиции левых эсеров с большевиками

Сто лет назад в Михайловском замке завершился I Всероссийский съезд Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов) – второй после большевиков силы Октябрьской революции, обеспечившей им поддержку на селе и среди солдат. В стенах, где учились Федор Достоевский, Иван Сеченов и Павел Яблочков, собрались представители 68 организаций эсеров. «Первый съезд нашей партии – это был, в сущности говоря, не съезд, а как бы спешный смотр представителям определенного настроения», – вспоминал позже участник съезда, один из лидеров левых эсеров Прош Прошьян.

Троцкий говорил: «Не будь меня в 1917 г. в Петербурге, Октябрьская революция произошла бы – при условии наличности и руководства Ленина. Если бы в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции <...> Если б в Петербурге не было Ленина, я вряд ли справился бы <...> исход революции оказался бы под знаком вопроса». А если бы тогда в Петрограде не было Марии Спиридоновой, Бориса Камкова и других лидеров левых эсеров, то далеко не факт, что победу революции удалось бы закрепить на всероссийских крестьянских съездах. Да и сама победа большевиков без союзников – если иметь в виду не только столицы и крупные индустриальные центры, но и всю страну – оказалась бы под вопросом.

Левые эсеры, получившие большинство мандатов на Чрезвычайном всероссийском съезде советов крестьянских депутатов в ноябре 1917 г. (председателем была избрана одна из лидеров левых эсеров – Спиридонова), были активными участниками предшествовавших революции событий. Еще 12 октября 1917 г. при образовании в столице Военно-революционного комитета (ВРК) его первым председателем был избран левый эсер, военный фельдшер Павел Лазимир – полевой штаб ВРК во главе с большевиком Николаем Подвойским появится позднее, перед самым вооруженным выступлением 25 октября.

Во многих городах представители левого крыла эсеров приняли активное участие в переворотах и вооруженном захвате власти, из-за чего ЦК партии эсеров (тогда еще не размежевавшихся) был вынужден распустить петроградскую, гельсингфорсскую и воронежскую организации партии. В некоторых случаях левые эсеры сами возглавили ревкомы – в частности, в Харькове и Пскове. Председателем астраханского комитета народной власти, взявшего власть в крае, стал левый эсер прапорщик Александр Перфильев. В Смоленске большевистский ревком, куда входили два левых эсера и один анархист, вместе с губернским съездом крестьянских депутатов поставили во главе местного совнаркома участвовавшего в учредительном съезде партии левых эсеров доктора Евгения Разумова. Начальником штаба революционных частей, взявших власть в Ташкенте, был левый эсер, рядовой 1-го Сибирского запасного стрелкового полка Павел Домогатский. В Казани левые эсеры организовали и возглавили ревком, конкурировавший с большевистским ревштабом в борьбе за влияние на массы. Еще со времени корниловщины в Москве на объединенном заседании исполкомов советов был создан Центральный штаб Красной гвардии из семи большевиков, шести эсеров левого крыла, шести левых меньшевиков и трех беспартийных. Прапорщик Юрий Саблин, ставший членом штаба московского ревкома от левых эсеров, командовал отрядом особого назначения, наступавшим от Страстного монастыря к Никитским Воротам и захватившим здание градоначальника на Тверском бульваре. Другой известный военачальник Гражданской войны – вольноопределяющийся гусарского полка Василий Киквидзе был заместителем председателя ВРК Юго-Западного фронта.

Огромное влияние левые эсеры имели на балтийских и черноморских моряков. «Меньшевики и эсеры были у нас только левого, интернационалистического оттенка», – описывал ситуацию в Кронштадте мичман-большевик Федор Раскольников. В итоге левые эсеры и возглавили кронштадтский совет – главный оплот революционных сил в Петрограде, командовали отрядами, отправлявшимися и на штурм Зимнего, и на Пулковские высоты против войск Краснова. Командующим Петроградским военным округом в те дни стал будущий мятежный главком Восточного фронта подполковник Михаил Муравьев, а воздушную оборону Петрограда возглавлял вернувшийся из Франции унтер-офицер Константин Прокопович – и Муравьев, и Прокопович примкнули к левым эсерам.

Хотя левые эсеры не сразу вошли в правительство (первым санкцию крестьянского съезда на вхождение в правительство в должности наркома земледелия получил 19 ноября левый эсер Андрей Колегаев), они разделили с большевиками ответственность за взятие власти: во Всероссийском центральном исполнительном комитете (ВЦИК) второго созыва во главе каждого из его 13 отделов стояло по одному большевику и одному левому эсеру. Семь левоэсеровских лидеров (Спиридонова, Камков, Марк Натансон и др.) на пленуме ВЦИКа 6 ноября были избраны в состав его президиума, а одним из двух секретарей ВЦИКа стал бывший председатель кронштадтского комитета эсеров Григорий Смолянский. 12 декабря в президиум ВЦИКа были дополнительно избраны еще пятеро видных левых эсеров.

Вторым после Колегаева членом правительства – не большевиком по постановлению Совнаркома 25 ноября стал инженер-технолог Лев Кроник, назначенный членом коллегии при наркоме почт и телеграфов. В течение декабря решениями Совета народных комиссаров (СНК) и ВЦИКа еще семь левых эсеров были утверждены в качестве народных комиссаров. Наркомат почт и телеграфов возглавил единственный сын классика армянской литературы Прошьян, наркомюст – Исаак Штейнберг, наркомат по делам местного самоуправления – Владимир Трутовский, наркомат имуществ республики – Владимир Карелин. Еще двое левых эсеров стали наркомами «без портфелей» – членами коллегий наркомата внутренних дел и наркомата по военным и морским делам с правом решающего голоса на заседаниях СНК.

Позднее, в январе – феврале 1918 г., левые эсеры увеличили свое представительство в органах центральной и местной исполнительной власти. Они вошли практически во все региональные правительства (Московской области, Уральской области, Сибирское советское правительство и т. д.). Александр Малицкий, возглавлявший ЦИК Всероссийского железнодорожного союза, был назначен членом коллегии наркомата путей сообщения, еще двое левых эсеров вошли в состав коллегии наркомата продовольствия, возглавили ключевые органы управления в Красной армии, к декрету о создании которой они приложили руку в буквальном смысле. Левый эсер Вячеслав Александрович (Дмитриевский) стал вторым человеком в ВЧК после Феликса Дзержинского; Александрович будет одним из первых левых эсеров, расстрелянных бывшими сослуживцами в июле 1918 г. Влиятельная левая эсерка Анастасия Биценко по факту была первой советской женщиной-дипломатом – официальным членом советской мирной делегации на переговорах в Бресте. А Спиридонова была, по сути, вторым человеком во ВЦИКе Советов после Якова Свердлова – председателем крестьянской секции ВЦИКа со своим собственным аппаратом и газетой «Голос трудового крестьянства». Именно в «Голосе» и центральном органе партии – газете «Знамя труда» вся Россия читала революционную поэзию Александра Блока и Сергея Есенина, поддерживавших левых эсеров.

Но коалиция большевиков и левых эсеров оказалась непрочной и просуществовала недолго. Еще в январе 1918 г., когда по инициативе левых эсеров слились всероссийские съезды советов рабоче-солдатских и крестьянских депутатов и был принят левоэсеровский «Основной закон о социализации земли», ничто не предвещало скорого разрыва между союзниками. Неприятие Брестского мира и антикрестьянских декретов большевиков побудят левых эсеров перейти вначале к мирной, а затем и к вооруженной борьбе с большевиками. 6 июля 1918 г., после восстаний левых эсеров в Москве и городах Поволжья, между недавними союзниками началась полномасштабная война – но это уже другая история.

Автор - профессор факультета госуправления МГУ