Статья опубликована в № 4474 от 19.12.2017 под заголовком: Перемены не от хорошей жизни

Россияне захотели перемен

Социологи увидели резкое изменение настроений в 2017 году
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Настроения россиян в уходящем 2017 году радикально изменились. На смену стремлению подавляющего большинства к стабильности пришел запрос на перемены, особенно ярко выраженный среди молодежи. В первую очередь люди хотели бы повысить уровень жизни, улучшить ситуацию в социальной сфере, политические изменения остаются второстепенными. Желание изменить статус-кво, который у большинства связывается со снижением благосостояния, сочетается с исторически обусловленным страхом перед реформами.

Такие перемены в настроениях россиян зафиксировали сотрудники Института социологии РАН, регулярно проводящие опросы 4000 человек во всех регионах России. За последние 10 лет большинство респондентов предпочитало стабильность переменам: в 2007 г. соотношение было 60 и 40%, в 2012 г. – 72 и 28% и 61 и 39% в октябре 2016 г. Однако спустя год, к осени 2017 г., как следует из нового, презентованного в декабре 2017 г. информационно-аналитического доклада института, незначительное большинство – 51% – получили сторонники перемен, а желающие сохранить стабильность впервые с 2003 г. оказались в символическом меньшинстве.

Доля тех, кто считает перемены необходимыми, существенно разнится в зависимости от возраста респондента и размера населенного пункта, где он проживает. Среди молодежи до 30 лет реформы поддерживают 62%. Средние возраста колеблются: среди 31–40-летних – 51% за перемены, среди 41–50-летних – столько же за стабильность, люди предпенсионного возраста и пенсионеры предпочитают сохранить статус-кво. Сторонники реформ в большинстве в мегаполисах, областных центрах и, что любопытно, среди сельских жителей. И наоборот, желающих сохранить стабильность больше в райцентрах, городах и поселках городского типа.

Желание перемен вызвано продолжительным кризисом: теперь статус-кво и стабильность ассоциируется у многих с экономическими неурядицами и ухудшением уровня жизни, отмечает руководитель Центра комплексных социальных исследований ИС РАН Владимир Петухов. За последние три года доля оценивающих свое питание как хорошее снизилась с 44% в докризисном 2014 году до 37% в посткризисном 2017-м, свою жизнь в целом – с 37 до 28%, наконец, снизилась с 33 до 28% доля тех, кто может позволить себе «более лучше одеваться». Те же тенденции наблюдаются и у молодежи. На ухудшении оценок отразилась стагнация, сменившая кризис вопреки ожиданиям на быстрый выход из него.

По мнению Петухова, Россия попала в «ловушку де Токвиля», описанную французским историком и социологом ХIX в. в работе «Старый порядок и революция». В период кризиса общественные настроения снижаются, люди опасаются дальнейшего ухудшения ситуации, сокращают потребности и выживают по отдельности. Рост общественных настроений и солидарности приходится на момент выхода из кризиса, когда большинство надеется на существенные изменения к лучшему и хочет, чтобы они сопровождались изменением качества общественных и государственных институтов. Президентские выборы отчасти подогревают надежды на лучшее. Россияне стремятся воспользоваться «окном возможностей», опасаясь, что в противном случае их ожидает продолжение стагнации. Одновременно россияне, особенно старшие и средние поколения, опасаются перемен, исходя из исторического опыта радикальных преобразований 1990-х гг. Этим настроениям меньше подвержена не заставшая или плохо помнящая опыт переживания кризисов молодежь, несмотря на сильную пропагандистскую индоктринацию об опасностях «лихих 90-х».

Симптоматично, что куда больше веры в светлые перспективы россияне демонстрируют в оценках будущего страны в целом (оптимистов тут почти в 3 раза больше, чем пессимистов), а вот собственное будущее у многих вызывает тревогу (оптимистов и пессимистов почти поровну). «То, что российская цивилизация способна преодолеть самые тяжелые препятствия, убеждает не только официальная пропаганда, но и многовековая история; что же касается личной судьбы «маленького человека», то жизненный опыт и великая русская литература подсказывают, что она может быть какой угодно», – объясняют такой разрыв авторы исследования. Не ждущие от будущего ничего хорошего – это, как правило, обделенные уже в настоящем люди; среди тех, кто располагает значительными материальными и человеческими ресурсами, доля оптимистов выше.

Какие перемены кажутся россиянам вероятными? Судя по результатам исследования, россияне – реалисты: к высоковероятным событиям относятся улучшение сотрудничества со странами СНГ, рост патриотизма и безработицы, к средневероятным – преодоление экономического кризиса, повышение уровня жизни для большинства населения, смена поколений политиков, рост доверия к власти. Совсем мало россияне надеются на улучшение отношений с Западом и рост доли среднего класса до 60%. То есть политическое будущее они видят в консервации «державного государства», которое не сильно нуждается в демократических атрибутах, а экономическое – в сохранении негативных трендов в их собственной жизни на фоне общего оживления национальной экономики.

Главный общественный запрос на перемены направлен на усиление социальной справедливости и борьбу с коррупцией (51% опрошенных), экономические реформы, нацеленные на преодоление нефтегазовой зависимости (41%), и реформы науки, образования, здравоохранения и культуры (37%). Сменяемость власти, свободу слова, прекращение конфронтации с Западом считают важными существенно меньше респондентов (10–12% в целом и около 14% – среди молодежи). В этой ситуации власть может продолжать медленные реформы или даже имитировать их.