Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Статья опубликована в № 4483 от 10.01.2018 под заголовком: Война после победы

Чем опасна война после победы

Россия рискует завязнуть в победоносном сирийском конфликте

Объявленная Владимиром Путиным победа над террористами и начавшийся вывод авиационной и наземной группировки из Сирии в декабре 2017 г. были удачным пропагандистским ходом, прикрывшим продолжение участия России в неурегулированном внутригосударственном и межрелигиозном конфликте. С тех пор ситуация в стране обострилась, участились боевые столкновения в разных частях страны, в том числе нападения на российские базы. Стремление Кремля сохранить влияние в Сирии и на Ближнем Востоке объяснимо, но сейчас это увеличивает риск втягивания России в затяжную гражданскую войну и консервации, если не обострения противоречий с другими государствами, вовлеченными в сирийский конфликт.

Заявление Путина о разгроме наиболее боеспособных сил запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) и возвращении «домой с победой» российских военных из Сирии прозвучало 11 декабря 2017 г., накануне объявления об участии в президентских выборах. Однако спустя буквально три недели после объявления о победе новости из Сирии в целом и с российских баз в Хмеймиме и Тартусе перестали напоминать картину мирной жизни. 31 декабря по техническим причинам (официальную версию российского Минобороны не опровергла ни одна из группировок боевиков) разбился при посадке Ми-24. Вечером того же дня боевики неустановленной принадлежности обстреляли авиабазу в Хмеймиме. «Коммерсантъ» со ссылкой на военно-дипломатические источники писал об уничтожении на базе семи российских самолетов и ранении более 10 военнослужащих, но Минобороны назвало сведения о потерях боевой техники «фейком» и подтвердило только гибель двоих военнослужащих.

Позднее представители Минобороны сообщили об успешном отражении нападения 13 беспилотников в ночь на 6 января на Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе. По данным Минобороны, три из них были захвачены в исправном состоянии после перехвата управления, два взорвались при посадке, остальные были сбиты средствами ПВО. На представленных военными фотографиях дроны выглядят изделиями детского кружка авиамоделистов, но угроза была воспринята всерьез: бывший главком ВКС, сенатор Виктор Бондарев обвинил США в пособничестве боевикам в изготовлении беспилотников, а Росгвардия даже заявила о создании в ближайшем будущем спецподразделений по борьбе с беспилотниками.

Обострение отмечено не только в Хмеймиме. В понедельник жертвами теракта в Идлибе, городе неподалеку от сирийско-турецкой границы, стали более 30 человек. Во вторник министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу обвинил сирийские правительственные войска в нарушении соглашения о деэскалации в провинции Идлиб. По словам министра, сирийская армия под видом борьбы с «Джебхат ан-Нусрой» (запрещена в России) атакует отряды оппозиции, участвующей в переговорах об урегулировании конфликта. Кроме того, сообщает французская Le Monde, сирийская армия активизировала действия против анклава оппозиции в Восточной Гуте неподалеку от Дамаска.

Растущая напряженность в Сирии показывает, что момент для объявления Москвой о победе над ИГ – до обострения ситуации – был выбран удачно. Россия использовала сирийский конфликт для усиления своего влияния на Ближнем Востоке, навязывания диалога США и Западу, презентации отечественного вооружения и как полигон для получения боевого опыта – на недавней коллегии Минобороны министр Сергей Шойгу сообщил, что в сирийской операции участвовало в общей сложности 48 000 военнослужащих, 14 000 из них были награждены орденами и медалями.

Обстрелы Хмеймима, в районе которого не действовали формирования ИГ, показали, что Москва стала в значительной мере заложником своей безоговорочной поддержки Башара Асада. Сирийская армия неоднократно нарушала соглашения с оппозицией о деэскалации, на заключении которых настаивала Москва, и использовала российскую авиагруппировку не только против ИГ и «ан-Нусры», отмечает востоковед Леонид Исаев. Теперь оппозиция мстит доступными ей способами не только сирийским войскам, но и российским летчикам. Обострение вокруг баз может быть вызвано и попытками Турции повлиять на Россию, чтобы та, в свою очередь, принудила Асада прекратить наступление в провинции Идлиб. Не исключено, что это провокация проиранских сил, пытающихся подтолкнуть российских военных к уничтожению легальной оппозиции Асаду, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.

Несмотря на частичный вывод российских сил, сохраняется риск втягивания России в гражданскую войну, причем в случае серьезного обострения ситуации Москве будет трудно объяснить гражданам необходимость усиления авиационной или сухопутной группировки – ведь президент уже объявил о победе над террористами. Впрочем, усиление может быть и непубличным, а значит, не потребовать объяснений – ведь исходные размеры российской группировки так и не были раскрыты, а значит, заметить разницу будет непросто.

Выбор редактора
Читать ещё
Preloader more