Статья опубликована в № 4489 от 18.01.2018 под заголовком: Суд женского рода

Почему суд – женского рода

Феминизация судейского корпуса – это эффект самоотбора кандидатов в судьи
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Отсутствие независимости судей и проблемы с качеством правосудия становятся все более сильным общественным раздражителем, причиной растущей социальной напряженности. Один из источников проблем – качество судейских кадров и механизмы отбора. Для изменения ситуации важно, чтобы общество понимало, как эти механизмы работают.

Для того чтобы стать судьей, сдав экзамен, кандидат должен подать документы в квалификационные коллегии судей (ККС), которые сформированы при каждом суде уровня субъекта Федерации. ККС – это первый фильтр на пути в судейское кресло (вторым служит кадровая комиссия при президенте РФ). На уровне первого фильтра в разные годы отсеивается до 50% кандидатов в судьи: ККС могут отклонить кандидатуру, не дав рекомендации. Тем самым реализуется некоторая кадровая политика судебной системы.

ККС имеют дело с тем составом кандидатов, которые подали документы, т. е. сперва происходит некоторый самоотбор – ведь далеко не каждый юрист стремится стать судьей или считает свои шансы разумными – и этот самоотбор также несет важную информацию о восприятии судейской профессии в юридической среде.

Каков же состав претендентов на должность судей? Какова работа первого кадрового фильтра? Что дает преимущества для получения рекомендаций ККС?

Подробная информация о претендентах на судейское кресло и решения относительно рекомендаций за 2015–2016 гг. содержатся на сайтах ККС 32 регионов. Институт проблем правоприменения провел кодирование и статистическую обработку 970 имеющихся заключений ККС о назначении судей впервые. Из них 59,5% были положительными, а в 40,5% случаев кандидатам было отказано в рекомендации на должность судьи. На основании этой информации мы можем установить некоторые закономерности кадровой политики: кто идет в судьи, кого берут и почему.

Мы наблюдаем растущую феминизацию судейского корпуса, но это прежде всего эффект самоотбора: в числе соискателей на судейские должности 75% женщин, а среди рекомендованных к назначению доля женщин составляет 73,4%. То, что мужчины все меньше стремятся в судьи, говорит как о падающем престиже этой профессии, так и о специфике труда, все более напоминающего обычную канцелярию (о характеристиках личности судей мы писали в статье «Почему самостоятельность не востребована у кандидатов в судьи», 11.01.2018). Судейское сообщество пытается это как-то выправить на уровне первого фильтра. Регрессионный анализ показывает, что при прочих равных мужчины имеют несколько больше шансов получить положительную рекомендацию ККС. Однако при таком перекосе во входящем потоке это, понятно, ощутимого результата не дает.

Примечательно и ограничение прошлого профессионального опыта судей, его характер. 90% кандидатов имеют опыт работы максимум в двух местах, при этом у 68% кандидатов основной опыт работы – это аппарат суда, а у 49% опыт работы в аппарате судов и вовсе единственный. Мы видим, что понятие юридического опыта все более выхолащивается и для судей он понимается просто как опыт секретарской работы в суде.

Работники аппарата суда, воспитанные внутри судебной системы и обеспечивающие ее воспроизводство в неизменном виде, все больше стремятся в судьи. Является ли этот профессиональный опыт залогом карьерного успеха? Анализ показывает, что это не совсем так. Водораздел в политике ККС проходит по другому признаку. Это скорее ощутимое снижение шансов на прохождение ККС для тех соискателей, чья предыдущая работа связана с частным, а не с государственным сектором. При прочих равных работа в корпоративном секторе уменьшает шансы на положительную рекомендацию в судьи в среднем на 15%, а опыт работы адвокатом – на 21%. Шансы кандидатов с опытом работы в прокуратуре, государственных органах и полиции не выше и не ниже, чем у коллег из аппарата суда. Таким образом, растущее пополнение судейского корпуса выходцами из аппарата суда обеспечивается тем, что они преобладают на входе, а падающая доля судей из адвокатов и корпоративных юристов обеспечивается еще и политикой ККС.

Председатели судов, как известно, обладают большой формальной и неформальной властью, часто выступая в качестве работодателей – как если бы они были начальниками подразделения какой-нибудь фирмы или бюджетной организации. Исследование не только подтвердило этот факт, но и позволило измерить это влияние. Прямое указание на наличие ходатайства председателя суда было в 37% заключений ККС. И именно наличие ходатайства председателя оказывается решающим для отборочной комиссии: оно в 1,5 раза увеличивает шансы кандидата получить рекомендацию на должность.

Таким образом, изучение механизмов отбора в судьи указывает на то, что за постсоветский период судебная система так и не приобрела какую-либо специфику по сравнению с другими подразделениями государственной бюрократии и продолжает утрачивать роль самостоятельной власти.

Автор — научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Читать ещё
Preloader more