Тема дня: Переговоры Путина и Трампа в Хельсинки
«Наши отношения никогда не были хуже». Главные заявления Путина и Трампа
12 материалов по теме
Статья опубликована в № 4512 от 20.02.2018 под заголовком: Сколько лидеров у цифровой экономики

Сколько лидеров нужно цифровой экономике

Экономист Борис Славин о масштабе программ подготовки кадров
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Весь 2017 год прошел в России под знаком цифровой экономики, программу развития которой приняло прошлым летом правительство. Но еще до утверждения плана реализации программы в Петербурге был дан старт проекту «Университет НТИ 20.35». Он, как заявил руководитель направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив (АСИ) Дмитрий Песков, должен стать одним из главных проектов программы цифровой экономики. Аббревиатура НТИ в названии университета обозначает Национальную технологическую инициативу, а «20.35» обозначает 2035 год – финал реализации проекта. Согласно презентации «Университета НТИ 20.35», его главные цели – «подготовка технологических лидеров от бизнеса и от государства, способных реализовать НТИ», а также «отработка лучших образовательных практик».

Новый проект напрашивается на сравнение со Сколковским институтом науки и технологий («Сколтех»), созданным в конце 2011 г. По замыслу создателей «Сколтех» должен был стать моделью нового российского университета, его миссия – «в обучении студентов, создании знаний и продвижении технологий для решения ключевых научных, технологических и инновационных задач как в России, так и во всем мире». Оба университета объединяет обильное госфинансирование. Так что же, «Университет 20.35» – это реинкарнация «Сколтеха» или все-таки новый проект?

Одной из проблем развития «Сколтеха» было его позиционирование как университета стандартного формата: с аудиториями, преподавателями, с программами обучения. В итоге он стал просто еще одним вузом в окрестностях Москвы – регионе, отнюдь не бедном на университеты. Но вузы – структуры очень консервативные, их активы – не только здания и бюджеты, но и педагогические школы, которые формируются десятилетиями, поддержка выпускников, узнаваемость у абитуриентов и работодателей и т. д. «Сколтех» попробовал получить этот нематериальный актив у Массачусетского технологического института, привлекая его на договорной основе, но университетский бренд нельзя купить даже за большие деньги.

По всей видимости, инициаторы проекта «Университет 20.35» провели работу над ошибками «Сколтеха», заявив, что будут применять «сетевой принцип функционирования с использованием цифровых образовательных платформ, лучших курсов и моделей обучения, которые существуют в различных вузах». Такой подход – по их замыслу – позволяет существенно сократить расходы на содержание зданий и разработку собственных образовательных программ, дает возможность использовать лучшие образовательные практики, которые «распределены территориально в разных учебных заведениях и организациях (в силу исторических причин и локации педагогов)».

Однако, уйдя от одной из главных ошибок «Сколтеха», проект «Университет 20.35» попал в другую ловушку, в которой уже завязла НТИ, – красивый, но чисто пиаровский проект, не играющий значительной роли в экономике страны. Этап продвижения и раскрутки НТИ предполагал разработку долгосрочных дорожных карт развития перспективных рынков (беспилотный транспорт, персональная медицина и т. п.). На этом этапе были собраны сильные эксперты и организации, своего рода лидеры отраслей, но они так и не были встроены в систему государственного регулирования экономики. В АСИ решили, что виноваты сами лидеры, что в стране для развития технологических секторов экономики нет своей Академии Генштаба – ею и должен стать «Университет 20.35».

Однако, вместо того чтобы дополнить НТИ инициативой реформирования госуправления, АСИ решило создать собственный образовательный центр, выпускники которого станут новыми лидерами. Примерами для «Университета 20.35» были выбраны университет Singularity – бизнес-инкубатор, предлагающий 10-недельные программы для старших руководителей компаний и высокопоставленных руководителей правительства, – и проект Minerva, реализующий программу элитарного онлайнового обучения для 2–3% лучших абитуриентов.

Вообще, тема воспитания лидеров приобретает в России какой-то культовый характер. Если раньше кадровая работа с высшими управленцами ограничивалась формированием президентского резерва, то в последнее время руководители ведомств и регионов начали проходить интенсивное обучение новым технологиям и практикам управления, в курс включалось формирование не только лидерских качеств, но и навыков выживания в экстремальных ситуациях (возникает вопрос, для чего мы готовим таких управленцев). Российская академия народного хозяйства и госслужбы по инициативе администрации президента только что провела финал грандиозной программы «Лидеры России», для прохождения которой из почти 200 000 кандидатов были отобраны 300 молодых управленцев (каждый получил грант на обучение в 1 млн руб.). Такой же бюджет на обучение в год заложен и в бюджете «Университета НТИ 20.35» – правда, там предполагается обучение 800 лидеров, но только в области цифровой экономики.

1 млн руб. в год – много это или мало? Это в разы больше, чем стоимость обучения в лучших российских вузах, хотя существенно меньше, чем в лучших американских университетах, таких как Гарвард и MIT, где годовое обучение стоит $60 000. С точки же зрения количества обучающихся будущих лидеров «Университет НТИ 20.35», как и проект «Лидеры России», будет незначительным для экономики России, как сейчас незначителен «Сколтех».

Похоже, новые визионеры в области образования мыслят на уровне устаревшей идеологии индустриального общества. Да, индустриальная революция во многом была обязана уникальным директорам заводов и фабрик, подобным Генри Форду, число которых было невелико, но лидерский вклад в совершенствование экономики был значителен. Но уже в постиндустриальную эпоху необходимость в лидерах существенно возросла за счет усложнения инструментов управления бизнесом. Именно в это время появились так называемые топ-менеджеры компаний, которые брали на себя решения новых для предприятия задач инвестирования, маркетинга и рекламы, автоматизации. В цифровую эпоху потребность в лидерстве только возрастает. В развитии современных технологических компаний начинают принимать участие управленцы среднего звена и обычные специалисты, лидерами становятся сотни тысяч.

Если ориентироваться на эту новую реальность, то получается, что «Университет НТИ 20.35», как и аналогичные проекты по выращиванию отборных лидеров, устарел уже на стадии своего создания. Если мы хотим действительно развить лидерскую составляющую человеческого капитала в России, необходимо задействовать все образовательные мощности – и вузов, бюджетных и коммерческих, и организаций дополнительного образования. Обучение лидерским и творческим навыкам должно стать реально всеобщим.

Необходимо инвестировать в формирование спроса на обучение лидерским навыкам, а не подменять его бюджетным финансированием.

Лидерские навыки должны обязательно сочетаться с умением работать в коллективе. В Южной Корее, где система образования стала основой развития страны, в так называемых смарт-школах дети учатся, сидя не за партами, а за круглыми столами, лицом друг к другу. По мнению южнокорейских преподавателей, в будущем инновации будут создаваться коллективно, поэтому необходимо с раннего детства приучать работать людей в группах.

Методы коллективной работы должны стать основой современного образования на всех уровнях, а все высшее образование должно быть генератором инновационных лидеров подобно тому, как Стэнфордский университет стал поставщиком новых идей и заряженных стартаперов для технологичных компаний Кремниевой долины. Лидерами 20.35 должны стать не горстка элитных выпускников нескольких вузов, а граждане всех возрастов, умеющие коммуницировать, творить и мыслить.

Автор - научный руководитель факультета прикладной математики и IТ Финансового университета при правительстве России

Читать ещё
Preloader more