Статья опубликована в № 4516 от 27.02.2018 под заголовком: Три года без Немцова

Когда найдут заказчиков убийства Бориса Немцова

Спустя три года точка в деле об убийстве все еще не поставлена
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Прошло три года со дня убийства на Большом Москворецком мосту напротив Кремля оппозиционера Бориса Немцова, а названный судом организатором и заказчиком преступления Руслан Мухудинов все еще находится в международном розыске. О его предполагаемых подельниках, названных в материалах дела стандартно «иными неустановленными лицами», по-прежнему ничего не известно – во всяком случае, общественности. Первые лица Чечни продолжают настаивать на невиновности осужденных. Например, всего месяц назад глава Чечни Рамзан Кадыров заявил в интервью порталу Daily Storm: «Я этих людей знаю, исходя из той ситуации, которая сложилась, я знаю, что им вообще не было дела до Немцова. Он никто, только агент. Работал с западными спецслужбами. Что он есть, что его нет – нам все равно». Примерно тогда же министр Чечни по национальной политике Джамбулат Умаров заявил в эфире «Эха Москвы», что осужденный как исполнитель Заур Дадаев «этого не мог сделать». Но и о попытках руководства Чечни добиться пересмотра приговоров тоже ничего не известно.

«Кто заказчик?» был одним из главных лозунгов прошедшего в Москве 25 февраля марша памяти Немцова, другим был «Возмездие неизбежно!». Казалось бы, в случае с исключительно громким и резонансным делом в интересах силовиков давать обществу хоть какие-то сигналы, что следственная работа продолжается, что в деле не поставлена точка, что заказчиков и организаторов ищут. Но еще год назад, в марте 2017 г., когда ФСБ и СКР объявили об арестах первых подозреваемых, 48% респондентов «Левада-центра» ответили, что, по их мнению, заказчики убийства Немцова «скорее всего» или «определенно» не будут найдены (причем их число выросло по сравнению с мартом 2015 г.).

По мнению политолога Михаила Виноградова, расследование дела Немцова остановилось, поскольку со стороны общества нет жесткого запроса на выяснение всех обстоятельств убийства и его участников. Не исключено, что силовики в своих действиях остановились у черты, переходить которую не уполномочены – это может санкционировать только глава государства, рассуждает Андрей Колесников из Московского центра Карнеги. В свою очередь, чеченским властям позволено говорить о несправедливом расследовании, суде и приговоре – но не более того: это еще один политический пасьянс в составе давнего неформального политического контракта между Грозным и Москвой. Федеральному центру удобно сохранять формулировку «иные неустановленные лица» как козырной туз в коммуникациях с северокавказскими элитами и обществом, продолжает Виноградов, ведь часть граждан склонна верить в то, что и внутри власти есть готовые заступать за флажки, – и у власти нет резона этот стереотип разрушать.

При этом только накануне третьей годовщины убийства власти Москвы наконец дали согласие на установку памятной доски на доме на Малой Ордынке, где жил Немцов. Но это будет уже вторая табличка – первую, установленную в сентябре 2017 г. жильцами дома, мэрия сочла незаконной и потребовала демонтировать.

Читать ещё
Preloader more