Статья опубликована в № 4516 от 27.02.2018 под заголовком: Цифра недели: 389 кг кокаина найдено в школе при посольстве России в Аргентине

Приключенческий роман с кокаином

Невероятная история обнаружения в российском посольстве 400-килограммовой партии наркотика оставляет много вопросов

История об обнаружении и конфискации в помещении школы посольства России в Аргентине 389 кг кокаина (по данным ФСБ, более 362 кг) вряд ли оставила кого-то равнодушным. По официальной версии российской стороны, которую обнародовал МИД, наркотики в школе хранил технический сотрудник посольства России Али Абянов. Как сообщали и российские, и аргентинские источники, посол России в Аргентине Виктор Коронелли после обнаружения наркотика обратился в аргентинскую полицию, после чего стороны провели операцию по контролируемой поставке в Россию чемоданов, в которых кокаин был заменен на муку. Это позволило выявить в Москве получателей кокаина, которыми оказались уехавший к тому времени из Аргентины Абянов, а также Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов. Все они были арестованы в декабре 2017 г., а еще один организатор поставки, которым, по сообщению агентства «Росбалт», был бывший технический сотрудник российского посольства в Берлине Андрей Ковальчук, арестован в январе 2018 г. заочно и объявлен в международный розыск (задержаны и двое граждан Аргентины).

Сами обвиняемые вину отрицают, но признают, что занимались пересылкой с использованием возможностей посольства элитного кофе, сигар и алкоголя, чтобы избегать таможенных пошлин (впрочем, стоит отметить, что все эти товары для нужд посольств перемещаются не в дипломатической почте и не облагаются пошлинами, при этом известно, что в 1990-е гг. в Москве посольства некоторых стран Азии и Африки вовсю торговали таким товаром, ввозимым беспошлинно).

Российскую версию поставил под сомнение экономист Максим Миронов, чьи дети учатся в той самой школе при российском посольстве, где был обнаружен кокаин. По его версии, пронести столько кокаина и хранить его в школе малозначительному техническому сотруднику невозможно. А значит, полагает Миронов, в организацию канала были вовлечены люди более высокого уровня, скорее всего из спецслужб, а сам канал действовал давно и при этом могла быть использована, вопреки заявлению представителя МИД России Марии Захаровой, дипломатическая почта. Более того, основываясь на опубликованных в аргентинских СМИ расшифровках переговоров обвиняемых, Миронов делает вывод, что они имели возможность даже снять российского посла с должности, чтобы протолкнуть застрявший в школе кокаин.

Российские спецслужбы, подтверждая «совместные [c национальной жандармерией Аргентины] мероприятия в отношении участников международной преступной группы», не комментировали версию Миронова, но посольство России в Буэнос-Айресе ее опровергло. Однако, вероятно, борьбу с контрабандой именно кокаина, особенно перевозимого транзитом через Россию в другие страны, нельзя назвать приоритетом номер один в борьбе с наркотрафиком для российских правоохранительных органов в отличие от, скажем, контрабанды героина. Такой вывод можно сделать из истории уголовных дел по наиболее масштабным (по всей видимости, на многие тонны – доказаны же были поставки на десятки килограммов) транзитным поставкам кокаина 2000-х гг. – в частности, дел о каналах поставки, российскими сегментами которых управляли Вадим Петров и Владимир Красавчиков. В обоих случаях дела были возбуждены по информации и, похоже, настоянию зарубежных партнеров. Впрочем, в конце концов и Петров, и Красавчиков были осуждены российскими судами. Если первый из них был бизнесменом с широким кругом знакомств, то второй, как писали СМИ, до того как переквалифицироваться в наркобароны, был всего лишь проводником международных вагонов.

Читать ещё
Preloader more