Чем полезен России китайский опыт в лизинге

Экономист Сергей Моисеев о том, как вырастить новый рынок за десять лет
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В рамках реформы лизинга Минфин и Банк России подготовили законопроект, который должен повысить прозрачность рынка и дать импульс его дальнейшему росту. Сейчас, на момент начала реформы, о рынке лизинга мало что известно: официальная статистка отсутствует, как и представление о том, из чего состоит бизнес лизинговых компаний. По отдельным оценкам, чистые инвестиции в лизинг по МСФО оцениваются примерно в 1 трлн руб., а величина активов лизингового сектора составляет около 2 трлн руб. По данным Росфинмониторинга, лизинг предлагают 3000 юрлиц, по оценкам ФАС России – 600 организаций, по данным ЦБ, постоянно работающих лизингодателей в стране не более 200. Часть компаний образована для налоговой и другой оптимизации, а также легализации серых доходов. На каждый собственный рубль лизинговые компании привлекают 9 руб. заемных средств, лизинговыми эмитентами выпущено облигаций на сумму свыше 1 трлн руб. Однако финансовое положение лизингодателей остается неизвестным: отчетность по МСФО составляют не более 30 компаний, отчетность остальных по РСБУ ничего не говорит об их финансовых рисках.

Один из наиболее впечатляющих примеров развития рынка лизинга – Китай. По оценкам британской White Clarke Group, сегодня по ежегодному объему лизинговых услуг КНР занимает 2-е место после США, хотя еще 10 лет назад о китайском лизинге никто не слышал. За счет чего Китай продвинулся и какой опыт может быть полезен России?

Большинство компаний – лидеров на китайском рынке лизинга возникло в 2007–2010 гг., регулирование было заложено позднее, в 2013–2014 гг. В зависимости от состава учредителей и операций за компанией присматривает комиссия по регулированию банковской деятельности или министерство торговли, хотя обе группы лизингодателей имеют одинаковый статус небанковской финансовой организации. Комиссия отвечает за компании, учрежденные банками, а министерство – за компании производителей, при этом лизингодателям, зарегистрированным министерством, разрешается действовать только в зонах свободной торговли. Регулируемые министерством компании – вендорные: они продают предметы лизинга, производимые материнскими структурами. В отличие от России они не могут привлекать заемные средства. Им разрешены лизинг и аренда, ремонт и продажа взысканного имущества, а также покупка имущества у других производителей. В России реформа не предполагает введения ограничений на перечень операций лизингодателей. В конце 2017 г. власти начали прорабатывать вопрос о полной передаче регулирования и надзора от министерства к комиссии. Причиной называется большое число компаний-пустышек, созданных для получения льгот: по некоторым оценкам, до 70% вновь регистрируемых компаний в КНР, особенно с участием нерезидентов, не ведут реальной деятельности.

Отраслевая организация китайского рынка отличается от российской. Во-первых, в Китае действуют ограничения на структуру собственности. Собственниками могут быть только крупные банки с активами от 81 млрд юаней (708 млрд руб.) и производители с выручкой от 5 млрд юаней (44 млрд руб.). Во-вторых, правила входа на рынок предполагают, что лизингодатель создается не для посредничества, а для продвижения продукции китайского производства. Он должен иметь стратегию развития, привязанную к конкретному производителю. В-третьих, право заниматься лизингом предоставляется только надежным производителям. Они должны иметь транспарентную структуру и устойчивое финансовое положение. Не допускается множество аффилированных лиц, непрозрачное распределение капитала, значительные денежные потоки с взаимозависимыми лицами, а также отсутствие основного вида деятельности. Будущий собственник принимает обязательства в том числе предоставлять ликвидность при возникновении платежных трудностей и пополнять капитал в случае убытков. В России подавляющее число компаний создано физическими лицами. В основном это небольшие организации с активами в диапазоне от 320 млн до 1,3 млрд руб.

В КНР компании выполняют нормативы, включая требования к капиталу, покрытие резервами плохих активов и ограничение концентрации на клиента или группу аффилированных лиц. Действуют также ограничения на финансирование. Аффилированные с банками компании имеют выход на электронный межбанковский рынок. Они могут выпускать облигации и ноты до года, привлекать кредиты и внешние займы, а также трехмесячные депозиты от лизингополучателей. Привлекать средства населения, как в России, у них нет возможности. В отличие от КНР на отечественном рынке в обозримой перспективе не предполагается вводить нормативы и ограничения. Нужно сначала сделать рынок прозрачным.

За последние 10 лет лизинговый сектор в Китае продемонстрировал взрывной рост: с 2009 г. число компаний увеличилось со 148 до 8500. Совокупные активы сектора на конец 2017 г. достигали 3 трлн юаней (27 трлн руб.). Китайские лизингодатели делятся на три подсектора, основная роль у компаний, предлагающих лизинг на внешних рынках (компании, финансируемые из-за рубежа). Двумя другими подсекторами являются аффилированные с банками компании и компании, финансируемые внутренними производителями.

В КНР преобладают компании, работающие на экспорт. На них приходится 51% активов сектора, а число игроков превышает 8300. Если не принимать во внимание глобальных лизингодателей, акции которых обращаются на биржах, лизинговый сектор КНР, как и в России, принадлежит государству. Политика китайского правительства строится на принципах поддержки экспорта и содействия лизингу определенных объектов, которые не могут быть профинансированы банками. Назначение лизингового сектора в КНР – сопровождение внешней экспансии, чему служат меры налоговой политики, в частности варьирующиеся ставки возврата НДС при экспорте, таможенные тарифы и налоговые льготы по проектному финансированию. К предметам лизинга на внешнем рынке относятся нефтегазовое оборудование, транспорт и оборудование для общего машиностроения. На внутреннем рынке Китая поддержку получают не категории клиентов, а лизингодатели при условии, что они реализуют стратегически значимые проекты. В частности, за счет лизинга правительство решило проблемы строительства национальной сети скоростных автотрасс, доступности жилья и обслуживающей его инфраструктуры. Государственный совет Китая обозначил несколько стратегических задач развития лизингового сектора до 2020 г.: превращение в один из главных инструментов финансирования основных средств; внедрение лизинга в ведущих отраслях; реформа и унификация регулирования; делегирование содействия лизингу местным властям; создание международных лизинговых компаний; преобразование налоговой системы, включая реформу НДС.

Созданный фактически с нуля лизинговый сектор КНР в минувшее десятилетие превратился в двигатель экспорта и инфраструктурного бума. Институциональные условия предполагали жесткое регулирование и монодеятельность компаний. Налоговые и тарифные меры вместе с финансовой поддержкой сформировали благоприятную среду для лизинга в отраслях, которые не могут финансироваться банками.

По китайским меркам российский лизинг находится в инкубационной фазе. В ходе реформы сектору предстоит получить самостоятельный правовой статус и стать информационно прозрачным. Банк России разработает отраслевые стандарты учета и отчетности, будет регламентирован допуск компаний на рынок, введены саморегулирование и минимальные требования к капиталу. Более понятную и стабильную правовую среду создаст четкое разграничение между лизингом и арендой. После создания государственного реестра лизингодателей и формирования отраслевой статистики можно будет говорить о стратегии дальнейшего развития, чтобы в конечном счете преобразовать российский лизинг в сектор, неоценимый для экономического роста.

Автор - советник первого заместителя председателя Банка России

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more