Статья опубликована в № 4540 от 04.04.2018 под заголовком: Траектория отставника

Куда уходят губернаторы

Политическая пенсия может быть долгой и беспроблемной, если пенсионер «правильный»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Я ухожу, сказал 1 апреля губернатор Кузбасса Аман Тулеев, что было воспринято многими как нешуточное прощание 73-летнего бессменного правителя Кемеровской области с большой политикой. Прошение об отставке Тулеев объяснил грузом ответственности за пожар в «Зимней вишне» и гибель в нем 64 человек. По сути, трагический финал ставил крест на его долгой и успешной политической карьере. Но на следующий день пришла неожиданная новость: Тулеев остается – он получил мандат депутата областного заксовета, который оставляет ему возможность стать как спикером, так и сенатором.

Конец политической карьеры в России редко знаменуется уходом «в никуда» – напротив, существует негласное правило, по которому «правильный» губернатор после ухода с должности должен получить какую-нибудь синекуру. Собственно, не обременяющее жизнь назначение и есть признак того, что власть по достоинству оценила вклад человека в поддержку системы. Исключения – разве что для «неправильных» губернаторов: в худшем случае – уголовное дело, в лучшем – покой и воля в политическом небытии.

Тулеев – исключительно «правильный» губернатор, долго и исправно служивший системе. Он извинился перед Путиным за пожар и гибель людей на своей территории; после отставки Путин лично позвонил ему и поблагодарил за работу. Тулеев заранее обеспечил себе будущее – по кемеровскому закону он «народный губернатор», который имеет право на кабинет, аппарат и небольшой бюджет. Любая дополнительная должность – спикера или сенатора – для Тулеева будет скорее символической, это в первую очередь гарантия, что его никто не будет беспокоить, рассуждает политолог Михаил Виноградов.

Совет Федерации – это самая популярная синекура для политического балласта: в период обновления региональных элит в верхнюю палату парламента ушло больше дюжины отставников, некоторые – например, экс-губернатор Свердловской области, тяжеловес еще ельцинского периода Эдуард Россель – сидят там по многу лет. Массовость таких назначений только подчеркивает сугубо символическое значение Совета Федерации. Сенат политически пассивен, функции сенаторов сводятся к проштамповке законов, поступающих из Госдумы. Но это тупиковое направление, финальная строка в биографии даже и для политических пенсионеров – оттуда в активную политику почти никогда не возвращаются.

Другой популярный «отстойник» – полпредства: влияние полномочных представителей президента, когда-то – кураторов нескольких губернаторов, уже давно не то, что в начале 2000-х. Формально полпред и сейчас в табели о рангах числится выше губернатора, и в отличие от безотзывной ссылки в Совет Федерации полпредство сохраняет отставнику шансы если не на возвращение в политику, то на перемещение в какое-нибудь другое кресло, как это произошло с экс-губернатором Калининградской области Николаем Цукановым: из кресла полпреда он переехал в кресло помощника президента. Помощники и советники – еще одна ниша для отставников. Правда, там высоки шансы остаться без сколько-нибудь реального функционала, но, наверное, иногда именно это как раз то, что нужно политическому пенсионеру.

Размножение балластных, пенсионерских должностей – важная примета современной политической системы: она, с одной стороны, позволяет сохранять верных людей в обойме лояльности, компенсируя их бездеятельность кабинетом и окладом, с другой – как в игре в пятнашки, создает возможность перемещения на место получившего синекуру губернатора нового политического функционера. Парадокс: в этом смысле чем больше места для балласта, тем проще двигаться кораблю.

Читать ещё
Preloader more