Статья опубликована в № 4540 от 04.04.2018 под заголовком: Человек недели: Евгений Ройзман

Евгений Ройзман как символ прошлого

Прямые выборы мэра уходят вслед за протестами, 27% Навального, чужим Крымом и перезагрузкой
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Законодательное собрание Свердловской области, как и ожидалось, приняло во вторник закон о замене прямых выборов мэра Екатеринбурга избранием его депутатами городской думы из числа кандидатов, отобранных конкурсной комиссией. Этот документ можно смело называть «законом имени Евгения Ройзмана», ведь сам факт его появления, кажется, лучшее доказательство того, что другими способами предотвратить переизбрание на новый срок нелояльного губернатору главы Екатеринбурга областные власти были не в состоянии. Теперь же конкурсная комиссия, составленная под присмотром обладминистрации, отберет правильных кандидатов, самый правильный из которых и станет новым мэром с полным набором руководящих полномочий – в отличие, кстати, от Ройзмана, который был скорее «говорящей головой» (городским хозяйством и деньгами управлял назначенный сити-менеджер), но и в этом качестве доставлял областным начальникам немало проблем.

С одной стороны, решение свердловских депутатов полностью вписывается в текущий тренд: в 2014–2017 гг. прямые выборы мэров были отменены в 14 административных центрах субъектов Федерации, а всего за последние 15 лет права напрямую избирать градоначальников лишились жители 34 региональных столиц, подсчитал фонд «Петербургская политика». В подавляющем большинстве случаев эти решения принимали не городские, а региональные власти. И почти везде на смену выборным мэрам приходят назначенные по конкурсу, но полновластные градоначальники – эта относительно новая система сейчас активно внедряется вместо не оправдавшей себя «двуглавой» схемы с номинальным главой города (он же спикер гордумы) и сити-менеджером.

С другой стороны, отмена выборов в Екатеринбурге имеет и более глубокий политический смысл. Избранный осенью 2013 г. Ройзман был символом давно и, похоже, окончательно ушедшего прошлого. Того самого, где рассерженные горожане десятками тысяч выходили на улицы, чтобы выразить протест против массовых фальсификаций на выборах. Того прошлого, где за Владимира Путина в Москве голосовали 47% избирателей, а за Алексея Навального – 27%. Где Россия и США еще пытались, пусть и по инерции, провести хоть какую-то «перезагрузку», а Запад в целом, несмотря на знаменитую мюнхенскую речь Путина 2007 г., еще не искал руку Москвы в каждой своей проблеме. Того прошлого, наконец, где Крым был еще не наш, Донбасс – еще их, а президент России в своих посланиях Федеральному собранию рассказывал о строительстве детсадов и стимулировании рождаемости, а не о том, каким еще инновационным способом мы можем убить побольше наших врагов.

Ну а наступившему после 2014 г. настоящему ничего этого уже не нужно – включая и прямые выборы мэров, которые лишь баламутят добропорядочных горожан и вызывают у них почти забытое и совершенно неуместное чувство того, что их голос еще что-то решает. Как предупреждал когда-то Владислав Сурков, дай нашим людям свободу – они себе тут же какого-нибудь ваххабита выберут. На губернаторских выборах этого уже можно не бояться, но вот на мэрском уровне опасность остается. Но, видимо, уже ненадолго.

Читать ещё
Preloader more