Статья опубликована в № 4546 от 12.04.2018 под заголовком: Компания недели: UC Rusal

Алюминиевая катастрофа

Санкции грозят UC Rusal потерей экспортных рынков – а России нужно куда меньше алюминия, чем производит компания
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«У нас все непросто» – так начинался опубликованный 9 апреля пост на страничке UC Rusal в Facebook. Компания сообщала, что рассматривает различные варианты поведения в сложившейся ситуации. Позднее пост был удален. Впрочем, это вовсе не означает, что дела у UC Rusal пошли лучше, – даже наоборот. Из-за санкций перед компанией в полный рост встает угроза потери как минимум части внешних рынков. UC Rusal вскоре не сможет поставлять алюминий в США. Кроме того, Лондонская биржа металлов прекратила торговлю продукцией UC Rusal и запретила принимать ее на своих складах. Компания не раскрывает точных данных о продажах через биржу. Аналитик АКРА Максим Худалов оценивает их в 10–20% максимум. Но даже если это и так, четверть производства компании может оказаться невостребованной.

А из-за того что санкции могут быть наложены на тех, кто производит существенные транзакции с находящимися в санкционном списке лицами и компаниями, есть риск, что от сотрудничества с UC Rusal могут отказаться и другие покупатели. В самом худшем случае сбыт компании может оказаться ограничен Россией и некоторыми ее сателлитами. Для мира больших проблем не будет. Ведь UC Rusal – это всего лишь 6% глобального производства металла.

А вот самой компании это сулит катастрофу. В Россию и страны СНГ UC Rusal поставляет всего ничего – 18% производства, или менее 1 млн т алюминия в год из произведенных в прошлом году 3,955 млн т. Чтобы обслуживать Россию, не нужны десятки заводов, достаточно одного из двух миллионников – Братского или Красноярского алюминиевого завода.

Почему это опасно? Потому что UC Rusal – второй по величине в мире производитель алюминия. И большая часть его производства сосредоточена именно в России. Компании принадлежат все российские предприятия по добыче руды (бокситов или нефелина), производству глинозема (сырье для выплавки алюминия) и собственно металлургические производства. Есть также активы за рубежом, в том числе и довольно крупные. Наконец, в отличие от других отраслей однажды остановленное производство алюминия почти невозможно восстановить.

Случай UC Rusal уникален еще и тем, что впервые под санкции попала публичная компания. Акции UC Rusal с 2010 г. торгуются на Гонконгской бирже (кстати, 3% компании в 2010 г. в ходе IPO купил ВЭБ). Формально листинг пока сохраняется, но трудно представить инвесторов, которые будут покупать бумаги компании в текущей ситуации. А скорого разрешения ситуации ждать не стоит. Выйти из-под санкций почти невозможно.

Чиновники уже наперебой обещают помочь пострадавшим от санкций компаниям. Кредиты UC Rusal на покрытие кассовых разрывов может выдать Промсвязьбанк. Государству уже не впервой поддерживать UC Rusal. Впервые компании потребовалась поддержка 10 лет назад. А все потому, что большую часть прибыли UC Rusal выплачивала в виде дивидендов, а развивалась, в том числе и вовсю скупала активы, на заемные средства. В 2008 г. ВЭБ рефинансировал компании кредит зарубежных банков на $4,5 млрд, обеспеченный 25% акций «Норникеля». Иначе этот пакет уплыл бы по маржин-коллу. Спустя 10 лет у UC Rusal по-прежнему гигантский чистый долг ($7,6 млрд на конец 2017 г.).

Но теперь простыми вливаниями средств проблему не решить, как и, например, банальной скупкой алюминия в госрезерв. Санкции – это надолго, все это время перекладывать расходы на государство не получится. Надо всеми силами постараться остаться на внешних рынках. Государству и самому менеджменту UC Rusal предстоит придумать хитроумные схемы, чтобы обойти санкции.