Когда отставка премьера— еще не революция

Партия Сержа Саргсяна и после его ухода с поста премьера остается правящей партией Армении
AP

Неожиданная отставка премьер-министра Армении Сержа Саргсяна на фоне многотысячных протестов в Ереване и других городах страны – эффектный политический ход, который позволяет экс-президенту сохранить лицо и репутацию и одновременно избежать масштабного политического кризиса. Уход Саргсяна не только эффектен, но и прагматичен: у возглавляемой им Республиканской партии Армении – большинство в парламенте, который утверждает премьера, назначенный врио премьера Карен Карапетян – однопартиец и земляк Саргсяна. Празднующая же победу оппозиция представлена в парламенте слишком маленькой фракцией – победив на улице, она едва ли может рассчитывать на победу в коридорах власти.

Избранный внушительным парламентским большинством (и поддержанный депутатами не только своей партии), Саргсян пробыл премьером всего неделю. Накануне заявления об отставке он публично, под телекамерами, отверг ультиматум Никола Пашиняна, которого массовые, но мирные уличные протесты сделали фактическим лидером армянской оппозиции. Наутро число протестующих на улицах удвоилось.

Вчера митингующие праздновали победу – не только политическую, но и моральную. Объявляя о своей отставке, Саргсян признал правоту оппозиции, требовавшей его ухода после 10 лет пребывания на посту президента, и свою неправоту, дав понять, что не рассматривал силовой вариант разрешения политического кризиса. Его слова прозвучали не только неожиданно, но и крайне непривычно: извинения не в ходу у лидеров стран – бывших республик СССР, вынужденно оставляющих свой пост.

Резкое изменение позиции лидера страны, еще накануне вечером обвинявшего лидера оппозиции в шантаже, выглядит удивительно. Саргсяну прежде не раз удавалось «пересидеть» протесты, дожидаясь, пока они не иссякнут, напоминает Николай Силаев из лаборатории анализа международных проблем МГИМО. Но в этот раз протесты были масштабнее, кроме того, в манифестациях последних дней приняли участие священнослужители, а также бойцы миротворческой бригады (без оружия) и ветераны войны в Карабахе, чей авторитет в армянском обществе весьма высок.

Но дело не только в выходе на улицы людей в форме: не выполнив обещания не претендовать на пост премьера, данное им при проведении политической реформы в 2015 г., Саргсян пересек красную линию. Став премьером, он фактически остался во главе государства, нарушив негласное правило не продлевать полномочия на третий срок: перспектива перехода к несменяемой власти, когда правящая партия может неограниченное число раз выдвигать одного и того же кандидата, раздражала многих, отмечает доцент РГГУ Сергей Маркедонов. Арест лидеров оппозиции, в особенности депутатов парламента и десятков участников демонстраций, лозунги которых считают законными и разделяют многие граждане, стал катализатором недовольства, выведшим на улицы тысячи людей, ранее не участвовавших в акциях против президента и премьера Саргсяна, считает Силаев.

Ключевое требование улицы – уход Саргсяна – должно снизить накал протестов, даже если новым фактическим главой государства станет его политический преемник. Шансы уличной оппозиции провести на пост премьера своего кандидата малы (у выступающего за евроинтеграцию и против членства Армении в «Евразэс» блока «Елк», в который входит партия Пашиняна, всего 9 из 105 мест в парламенте), представители других оппозиционных партий в протестах участия не принимали, новые парламентские выборы не объявлены.

Россия отреагировала на смену власти в Армении крайне сдержанно, назвав происходящее «внутренними делами Армении», федеральные телеканалы не стали на этот раз развивать привычную линию цветных революций и организованного извне майдана. Вероятно, Россия предпочла не поддерживать ни одну из сторон внутреннего конфликта, вспомнив пример Киргизии, где, несмотря на серию переворотов в 2000-х гг. и последовавшие выборы, у власти остаются пророссийски настроенные элиты.

Правящий класс страны, имеющей неурегулированный военный конфликт из-за Карабаха с Азербайджаном, понимает, что продолжение столкновений сил правопорядка с гражданами недопустимо и создает выгодные условия для активных боевых действий противника, поэтому стремится быстро урегулировать конфликт и не допустить его эскалации, говорит Силаев.

Уход Саргсяна означает, что правящий класс готов пожертвовать даже первым лицом, готов на серьезные уступки, чтобы сохранить власть, это не означает быстрой и радикальной смены политического строя. Кроме уличных выступлений у оппозиции сейчас нет серьезных рычагов давления на власть: дальнейший ход событий зависит от многих факторов, полагает Силаев, в частности – будут ли назначены внеочередные парламентские выборы и признают ли их итоги оппозиция и большинство жителей Армении.