Статья опубликована в № 4559 от 03.05.2018 под заголовком: Безвизовый режим вместо антисанкций

Безвизовый режим вместо антисанкций

Экономист Иван Розинский о политической и экономической пользе упрощения въезда в Россию
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В ходе разразившегося кризиса в отношениях России со странами Запада Москва пока действует зеркально: на санкции мы отвечаем санкциями, на запреты – запретами, на высылки дипломатов – высылками. Это предсказуемо, но, как представляется, в текущей ситуации не очень эффективно, поскольку ограничение контактов россиян с внешним миром и внешнего мира с Россией как раз и является одной из целей антироссийской кампании. Авторы антироссийских санкций хотели бы превратить нас в угрюмую, замкнутую, застегнутую на все пуговицы и озлобленную на весь мир страну – в некий аналог Албании времен сталинистского режима Энвера Ходжи, какое-либо сотрудничество с которой затруднено по определению. Чтобы противостоять этому, нам нужны не зеркальные меры в ответ на запреты и санкции, а меры, противодействующие целям этих санкций.

Такой мерой, на мой взгляд, мог бы стать асимметричный «ответ Чемберлену» – односторонняя отмена Россией предварительных въездных виз для граждан стран, не несущих для нас миграционного риска: членов Евросоюза, Норвегии, Швейцарии, США, Канады, Японии. Технически это может выглядеть так: планирующий посетить Россию иностранный турист не позднее чем за 2–3 дня до предполагаемой даты пересечения границы подает в электронной форме заявление на выдачу ему российской визы и заполняет анкету на специальном сайте. Сама виза бесплатно или за символическую плату проставляется в паспорт по прибытии в нашу страну – в аэропорту, на пограничном переходе и т. д. Кроме паспорта для пересечения границы должен быть предъявлен действительный страховой полис.

Односторонний безвизовый режим преследует прежде всего экономические цели. Чтобы в условиях санкций не выключить нашу страну из современного мира, превратив ее в изолированный советский заповедник со старой инфраструктурой, необходимо развитие всех форм экспорта, в частности экспорта услуг. Экспорт товаров и услуг – это спортзал для экономики, гарант достижения и сохранения высокого качества и способности выдерживать конкурентную борьбу. Применительно к туризму это означает, что российский бизнес должен биться за иностранных туристов, не надеясь исключительно на гарантированный поток россиян.

Наша страна обладает огромным потенциалом экспорта туристических услуг. Наша заинтересованность в притоке иностранных туристов зафиксирована в Стратегии развития туризма в Российской Федерации, согласно которой в 2020 г. их число должно достичь 40 млн человек (в 2017 г. – чуть более 32 млн). Но сейчас этих целей придется добиваться вопреки санкциям и антироссийской пропаганде.

В мировой практике есть ряд примеров успешного применения предлагаемой меры. Односторонний безвизовый режим с большинством стран мира, введенный Грузией, стал одним из факторов быстрого подъема туристической отрасли этой страны. Непризнанный Северный Кипр ввел в одностороннем порядке безвизовый режим практически со всеми странами мира, что наряду с прочими мерами позволило за 10 лет с 2005 по 2015 г. увеличить количество туристов в 2,7 раза. Китай недавно объявил об односторонней отмене въездных виз для граждан 59 стран (включая США, Россию и государства Евросоюза), посещающих остров Хайнань.

Первые шаги в этом направлении сделаны и в России – для посещающих Дальний Восток введены электронные визы, которые ставятся в пункте прибытия, они позволяют иностранным гражданам 18 государств (в основном стран Азиатского региона, готовых на встречные меры в отношении россиян) находиться на нашей территории восемь дней. Обсуждается введение аналогичного порядка в Калининградской области.

При этом до настоящего времени в переговорах о смягчении либо отмене визового режима наша страна исходила из поддерживаемого многолетней дипломатической традицией принципа взаимности. Представляется, что в части визовых требований этот принцип в конкретных сегодняшних условиях перестал соответствовать нашим интересам, что можно проиллюстрировать на калининградском примере. По очевидным географическим причинам для Калининградской области основной источник потенциальных зарубежных туристов – это страны-соседи, входящие в Евросоюз. До 2016 г. с Польшей действовало соглашение о местном приграничном передвижении, по которому жители этого российского региона и приграничных польских Гданьского и Ольштынского воеводств могли приезжать друг к другу без виз. Польша приостановила (по факту – отменила) это соглашение, лишив калининградцев возможности безвизовых поездок. Учитывая политическую позицию польского правительства, шансов на возобновление соглашения немного. Но стоит ли из-за этого лишать Калининградскую область – регион, где формируется серьезный туристический кластер, – дополнительного притока туристов из Польши, как, впрочем, и из других европейских стран? Зачем подталкивать в сторону литовской Паланги и польского Сопота тех, кто мог бы поехать в наши Калининград и Светлогорск?

В конце концов именно нам, а не кому-то за рубежом нужно, чтобы иностранные туристы чаще приезжали в нашу страну, увеличивая нашу валютную выручку и создавая качественный спрос, заставляющий подтягиваться до мирового уровня отечественную туристическую отрасль. Кроме того, вполне очевидно, что (не)готовность наших западных партнеров предоставить россиянам безвизовый режим совершенно не зависит от нашей готовности пойти на аналогичные меры в отношении граждан их государств, ибо определяется совсем другими соображениями.

Односторонняя отмена виз (точнее, переход к системе электронных запросов и подтверждений с проставлением виз в пункте пересечения границы) может стать дополнительной нагрузкой на наши правоохранительные органы. Это серьезный аргумент: задача предотвращения терактов не нуждается в дополнительном обосновании. Но, во-первых, едва ли мы серьезно считаем, что террористическая угроза для России, которую, в принципе, могут представлять выходцы из любой европейской страны, выше, чем угроза, которую могут нести выходцы из безвизовых стран, например Таджикистана или Киргизии. Во-вторых, экономическая выгода, связанная с развитием въездного туризма, может оправдать выделение дополнительных ресурсов на разработку соответствующих технических средств для снижения этой дополнительной нагрузки. В-третьих, никто не отменял право России, как и любой другой страны, принимать окончательное решение о допуске либо недопуске на свою территорию иностранного гражданина непосредственно на границе, причем не раскрывая причин своего решения и независимо от наличия у него въездной визы. Наконец, в случае, если наши спецслужбы получат информацию об опасном уровне террористической угрозы, связанной с той или иной конкретной страной, ничто не мешает приостановить для ее граждан действие безвизового режима на период до снижения уровня такой угрозы.

Предлагаемую меру нужно будет согласовать с нашими партнерами по интеграционным проектам на постсоветском пространстве, прежде всего с Белоруссией и Казахстаном. Можно надеяться, что они не будут против, учитывая, что Белоруссия, например, уже разрешила пятидневное безвизовое пребывание на своей территории гражданам 80 стран мира, в том числе всех членов Евросоюза, США, Канады и Японии.

Хорошим поводом для отмены предварительных въездных виз в нашу страну мог бы стать чемпионат мира по футболу. Как все мероприятия подобного масштаба, он не может не вызвать подъема интереса к нашей стране, было бы разумно воспользоваться этим подъемом.

Помимо экономического, нельзя не упомянуть и политический фактор. Чем больше туристов и деловых людей из-за рубежа будет посещать Россию и чем проще будут такие поездки, тем меньший эффект будет у антироссийской пропаганды. Наконец, отмена предварительных виз для граждан стран, с которыми у России в настоящее время имеются серьезные проблемы в межгосударственных отношениях, станет фактором, способствующим – вспомним подходящее слово из политического словаря 70–80-х г. ХХ в. – разрядке международной напряженности. При этом важно еще раз подчеркнуть: никакая внешняя сила не требует от нас снять визовые требования, поэтому, отказавшись от них, мы ничьему давлению не поддадимся. Это нужно не кому-то за рубежом, а нам самим для наших собственных прагматичных целей – экономических и политических. Нам невыгодно, чтобы в общественном сознании сложился образ нашей страны как ощетинившейся ракетами мрачной крепости (этот образ недалеко ушел от Мордора, «чудовища из морских глубин со множеством щупалец» и прочих клише). Мне кажется, что нам нужен образ пусть гордой и своенравной, но при этом современной, радушной и гостеприимной страны. Отмена предварительных въездных виз – важный шаг в формировании именно такого образа.

Автор — ведущий научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков ВШЭ

Читать ещё
Preloader more