Статья опубликована в № 4595 от 26.06.2018 под заголовком: Не просто изобретатели

Почему много изобретателей — это мало

Директор центра исследований науки и технологий Европейского университета Ольга Бычкова о сложных связях изобретателей и экономического роста
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

России не хватает высокотехнологичных разработок – с этим вряд ли кто-то будет спорить. По недавним подсчетам экономистов Высшей школы экономики, позиции России на мировом рынке технологий крайне слабы: по объемам экспорта мы занимаем 27-е место и на 92,6% – это продукты, не относящиеся к объектам исключительных прав. На долю России приходится только 1% общемирового числа патентных заявок на изобретения, и эта доля падает с 2001 г. (тогда было 1,76%, в 2010 г. – 1,64%). Как преодолеть это отставание?

Ответ, который первым приходит в голову, – нам нужно больше изобретателей. Эксперты сходятся во мнении, что экономический рост связан с людьми, генерирующими идеи. Идеи потом превращаются в патенты, а те – в полезные технологии, улучшающие жизнь. Поэтому необходимо инвестировать в производство идей и готовить как можно больше специалистов. Но вот еще немного цифр из того же доклада Высшей школы экономики: Россия, несмотря на явный провал в 1990-е гг., – один из мировых лидеров по масштабам занятости населения в исследованиях и разработках. С показателем 722 000 исследователей и техников мы уступаем лишь Китаю, США и Японии.

Больше людей, занятых в производстве идей, не означает автоматически больше идей. Тем более не гарантирует их качество. Совсем недавно экономисты из Стэнфорда показали: тех, кто занимается генерацией идей, становится все больше, а идей от них (их измеряли как количество патентов на каждый доллар расходов на исследования) – все меньше. В США, например, производство идей уменьшилось в 2 раза за последние 13 лет, а изобретателей стало, наоборот, больше. Нам нужно не больше изобретателей, а изобретателей хорошего качества.

Откуда взять таких изобретателей? Свой ответ есть у экономистов. Они перечисляют ряд качеств, в первую очередь связанных с семьей – наличие двух биологических, а не приемных родителей с высоким образовательным уровнем и из хорошей среды: изобретатели не рождаются у миллионеров из ларька. Добавляются и личные достижения – высокий IQ и полученное STEM-образование (комбинация естественных и инженерных наук, готовящая слушателей к занятиям наукой, технологиями и инновациями). Но статистический анализ, на основе которого делаются такие заключения, чаще всего упрощает картину мира. Упускаются крайние, но при этом наиболее важные случаи. А усредненные цифры не бьются с реальными историями людей, которые меняют сейчас наше представление о мире и влияют на экономический рост в стране.

Вспомним об американском технопредпринимателе Илоне Маске, изменившем наше представление о земном и неземном транспорте. Его родители развелись, когда ему было 8 лет. Свое детство он провел, живя в разных домах в разных странах. Стив Джобс не получил высшего образования. А если бы и получил, не факт, что в естественных или инженерных науках: на первых курсах колледжа он прослушал довольно своеобразный набор курсов из физики, литературы и поэзии. Он жил в приемной семье. Его приемные родители – люди без высшего образования – были небогатыми. Согласно статистическим данным, вероятность и того и другого стать генератором идей была крайне невысокой.

Простое следование за статистическими данными ведет нас к ложному выводу. Вместо того чтобы открывать новые возможности для появления Джобсов и Масков, мы укрепляем сформированные модели поведения, которые не более чем результат действия социальных барьеров и ограничений в прошлом. Изобретатель может родиться в любой семье или даже оказаться женщиной, хотя, согласно статистике, такая вероятность практически равна нулю. И если прямолинейно следовать выводам статистических исследований, инвестиции государства стоило бы делать только в семьи с мальчиками, а девочек выдать замуж и запретить им разводиться. При этом есть случаи успешной технологической карьеры и среди них. Например, Марисса Майер, самый молодой директор компании из списка Fortune 500, которая была первой женщиной-инженером Google и руководила проектами по разработке многих известных на весь мир продуктов компании (Google Images, Google News, Google Maps, Google Books и Gmail). Сегодня она открыла собственный технологический бизнес.

Еще один интересный момент: наличие идеи и патента, ее оформившего, не означает полезную вещь, которая приведет к росту экономики. В России есть и изобретатели, и изобретения. Но даже в том случае, когда они доходят до стадии патента, они существуют в виде разработки и единственного прототипа, а не массовых технологий, которые можно показывать потребителям и продавать на рынке. Как показывает наше исследование про российских технопредпринимателей, результаты которого готовятся к публикации в издательстве Европейского университета, происходит такое не только из-за институциональных условий. Есть и культурные практики, определяющие, почему изобретатель не всегда хочет быть технопредпринимателем – например, из-за боязни риска и желания дорабатывать свою технологию до совершенства. Именно это оказывается очень важным для идей: их надо не просто производить, а еще и уметь продать свою идею (мы с Олегом Хархординым писали об этих ограничениях и российской специфике в статье «Ловушка творчества»).

Идеи, которые способствуют экономическому росту, – особый товар. Они появляются в головах у разных людей, а не только у мужчин с высоким IQ и родившихся в полной семье. Идеи также не становятся частью экономического роста только оттого, что в их производство вкладывают все больше денег. А оформленные в патенты, они отнюдь не обязательно ведут к инновациям и массовому рынку.

Производство идей – хрупкая конструкция, которая сможет устоять, только если с ней обращаться обдуманно. Инвестиции в образование и поддержка семей с детьми необходимы, но не для того, чтобы получить еще больше изобретателей. Они только создают нужную среду, необходимую для появления идей, однако не ведут к появлению изобретателей хорошего качества. Нужны и дополнительные меры на микроуровне – например, поддержка работы профессионалов с детьми. Если посмотреть на того же Джобса, его сделали изобретателем не богатые родители с хорошим образованием и инвестиции в образование, а приемный отец, с которым он вместе ремонтировал автомобили в семейном гараже. Для производства изобретателей требуется сбалансированная политика без бросания из крайности в крайность, что наблюдается сегодня в России: то массовая поддержка всех семей с детьми подряд, то вливание денег в отдельные группы – талантливых детей.

Автор — директор Центра исследований науки и технологий Европейского университета в Санкт-Петербурге

Читать ещё
Preloader more