Статья опубликована в № 4602 от 05.07.2018 под заголовком: Кто объяснит реформы

Кто объяснит реформы

Вместо правительства смысл повышения пенсионного возраста объясняют эксперты — и им же достанется недовольство

Администрация президента решает, как исправить явно неудачное начало информационной кампании по сопровождению повышения пенсионного возраста (см. статью на стр. 01–02). К работе привлекут политтехнологов – они должны сформулировать, как подать уже объявленные реформы в успокоительном, позитивном ключе. Все, на что могут опираться в этом вопросе россияне, – обрывочные заявления представителей правительства, которые сводятся к тому, что решение неизбежно и в итоге все останутся довольны: вот, например, пенсионерам накинут тысячу рублей. Неудивительно, что в отсутствие масштабной разъяснительной кампании люди не понимают причин повышения пенсионной планки, и логично, что, как показывают соцопросы, идея большинством граждан воспринята в штыки.

В отсутствие у правительства (как и у президента) желания говорить с гражданами неблагодарную функцию разъяснения фактически принятого без обсуждения решения берут на себя эксперты: теперь даже разумные их доводы и критика будут восприниматься как оправдание властей. Так, на этой неделе эксперты ВШЭ опубликовали доклад, посвященный демографическим аспектам реформы, где на основе данных Росстата указывают, что крайне низкий коэффициент демографической поддержки (соотношение трудоспособного населения к пенсионерам) означает невозможность сохранения пенсий на текущем уровне, если только не повысить налоги – или пенсионный возраст. Согласно их расчетам, неверно, что 40% мужчин не доживут до новой пенсии: из мужчин 1963 года рождения до 65 лет не доживут 15–18%, а из женщин 1971 года рождения до 63 лет – 4–7%, но половина недоживших не дотянула бы и до 60 и 55 лет соответственно. Вместе с тем авторы настаивают, что повышение пенсионного возраста должно обязательно сопровождаться комплексом социальных и экономических мер: нужно создавать условия для сохранения пожилых работников на рынке труда (например, снизить взносы с их работодателей), повысить качество медицины, сократить пенсионные отчисления на работников старше 60 лет и проч.

Не все эксперты согласились с расчетами коллег из ВШЭ. Но так или иначе и сами разъяснения, и вызванная ими дискуссия лучше политики молчания. Конечно, разговор надо было начинать не после обнародования инициативы, а сильно раньше, но не вина экспертного сообщества, что решение повысить пенсионный возраст в объявленных параметрах было подготовлено кулуарно и объявлено внезапно. Теперь экспертам, судя по всему, придется принять на себя удар за то, что в массовом сознании может выглядеть оправданием власти. Это очень удобно тем, кто, объявляя о непопулярных решениях, предпочитает молчать, перекладывая свою работу и заодно ответственность на других.-