Статья опубликована в № 4638 от 24.08.2018 под заголовком: Эффективный менеджер репрессий

Эффективный менеджер репрессий

80 лет назад Лаврентий Берия стал первым заместителем наркома внутренних дел
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Лаврентий Берия, заменивший Николая Ежова на посту наркома внутренних дел, снизил масштабы Большого террора, репрессии при нем стали более целенаправленными и изощренными. Он стал одним из символов сталинского произвола, поэтому неслучайны попытки некоторых публицистов реабилитировать «эффективного менеджера» репрессий.

80 лет назад, 22 августа 1938 г., первый секретарь ЦК компартии Грузии и член ЦК ВКП(б) Берия был назначен первым заместителем наркома внутренних дел Ежова, имя которого связано с Большим террором, когда с июня 1937 по август 1938 г. было арестовано более миллиона человек, из них 680 000 были расстреляны. Приход Берии стал первым этапом смещения Ежова. Сталин и его ближайшее окружение поняли, что продолжение террора в прежних масштабах грозит дезорганизацией в стране.

Отстранение Ежова в ноябре 1938 г. и последующий арест в апреле 1939 г., процессы против его соратников и отдельных следователей-изуверов были призваны перенести ответственность за репрессии с политического руководства, утверждавшего лимиты на расстрелы и аресты, лично на Ежова и «врагов, пробравшихся в НКВД». Из лагерей тогда вышли некоторые видные военачальники и деятели науки. Возвратились в армию и доказали верность родине на полях сражений будущий маршал Константин Рокоссовский, генерал-полковники Александр Горбатов и Василий Юшкевич. В шарашки, где заключенные конструкторы и инженеры работали в относительно сносных условиях, из лагерей и тюрем перевели авиаконструкторов Андрея Туполева и Владимира Петлякова, будущего отца космонавтики Сергея Королева.

Но это не означало прекращения репрессий и расправ. Уже в «бериевскую оттепель» чекисты жестоко пытали выдающегося режиссера Всеволода Мейерхольда, Берия был одним из инициаторов расстрела польских военнопленных весной 1940 г. Освобожденных в 1938–1939 гг. комкоров Максима Магера и Якова Покуса снова арестовали и на этот раз уничтожили. Дела военных периодически повторялись: накануне Великой Отечественной, трагическим летом 1941 г., и после разгрома нацистов, когда Сталину потребовалось «поставить на место» маршалов и генералов Победы.

С конца 1945 г. Берия формально не руководил НКВД, будучи зампредом советского правительства, но продолжал курировать работу спецслужб и одновременно атомный проект. Многие ставят ему в заслугу успехи советской атомной отрасли, но эффективность Берии как управленца была во многом обеспечена страхом. Мало кто мог отказаться выделить ресурсы человеку со зловещей репутацией.

После смерти Сталина против Берии объединилось большинство бывших соратников вождя, считавших его опасным противником. В июле 1953 г. его внезапно арестовали, содержали под арестом вопреки законам в армейском бункере ПВО. Обвинения в шпионаже и антисоветском заговоре были сфабрикованы, смертный приговор в декабре 1953 г. предрешен заранее. Он сам стал жертвой репрессивной машины, которой прежде управлял.

Берия – один из символов произвола и беззакония сталинской поры. По данным «Левада-центра», его имя ассоциируется с аббревиатурой КГБ у 8% опрошенных, столько же вспомнили Феликса Дзержинского, тогда как Ежова – всего 2%. Любопытно и другое: немало публицистов пытаются в глазах обывателей вслед за Сталиным оправдать и Берию, снять с него часть ответственности за репрессии и представить его умелым управленцем, приводя доводы о фальсификации документов его противниками и «альтернативные факты», в том числе фальсифицированные «воспоминания» и «дневники».

Читать ещё
Preloader more