Как устоял Ленинград

Историк Вячеслав Мосунов о том, как была установлена блокада Ленинграда и почему город не был взят штурмом
Ленинград по первоначальному замыслу должны были взять, чтобы нанести советскому руководству и гражданам сильнейший психологический удар /Wikipedia

В августе 1941 г. немецкие войска вышли на ближние подступы к Ленинграду. Оставался один, последний бросок к городу. Немцы уже стояли около Гатчины, когда войска 16-й армии группы армий «Север» начали окружение Ленинграда по периметру ближайших пригородов и создание кольца от берега Финского залива до Шлиссельбурга. В идеале немецкие войска должны были занять господствующие над городом с юга Пулковские высоты и часть южных пригородов, планировалось также выйти в район восточных предместий Ленинграда на правом берегу Невы. Выполнение этого плана грозило городу гибелью.

К тому времени уже было ясно, что от идеи «молниеносной войны», которую предусматривал еще довоенный план «Барбаросса», придется отказаться. Ленинград по первоначальному замыслу немецкого командования должны были взять после захвата Прибалтики – так Германия не только нанесла бы советскому руководству и гражданам сильнейший психологический удар, но и получила бы в свое распоряжение все военные заводы Ленинграда. Но ситуация на фронтах стала развиваться не так, как планировало немецкое командование: Красная армия, даже неся тяжелые потери, сопротивлялась куда сильнее, чем ожидали немцы, солдаты не сдавались массово в плен, силы вермахта распылялись. Августовский приказ об окружении Ленинграда уже не предполагал штурма, но рассматривалась возможность занятия территории Ленинграда войсками.

Сил для обороны Ленинграда у советского командования оставалось немного. Только к юго-востоку от города, у Колпино и Слуцка, удалось развернуть 168-ю стрелковую дивизию полковника Андрея Бондарева, сохранившую артиллерию при эвакуации из Карелии. Оборона построенного в рекордно короткие сроки Красногвардейского укрепрайона и недавно сформированных 42-й и 55-й армий держалась в основном за счет ленинградского ополчения. Это были недавно сформированные 2-я и 3-я гвардейские дивизии и несколько отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов. Им остро не хватало опытных командиров, стрелкового вооружения, многие укрепления были плохо построены. Но именно им пришлось выдержать удар немецких войск. Единственным серьезным контраргументом советских войск было несколько десятков тяжелых танков КВ. Для противотанковой обороны использовалось около 100 устаревших зенитных пушек (правда, они существенной роли не сыграли).

К 8 сентября 1941 г. были созданы условия для начала общего наступления, которое должно было завершить окружение Ленинграда. Вокруг Ленинграда образовалась громадная дуга из войск группы армий «Север», проходившая от Ропши, Гатчины, вдоль реки Ижоры, к месту впадения реки Тосно в Неву. В этот день войска 16-й армии группы армий «Север» захватили Шлиссельбург – последний оборудованный советский порт, через который можно было снабжать Ленинград и вести эвакуацию. Город и фронт были отрезаны от Большой земли.

Немцы в целом не имели значительного превосходства в живой силе, но имели серьезный перевес в полевой артиллерии над советскими частями, оборонявшими Красногвардейский укрепрайон. Основной удар должны были нанести две танковые и моторизованная дивизии 4-й танковой группы Эриха Гёпнера. Им предстояло захватить Дудергофские высоты и одной дивизией выйти в район Пушкина. Участвовать в уличных боях им фактически запретили еще в августе.

В этот же день произошел и первый массированный налет немецкой авиации на Ленинград. ПВО Ленинграда слишком поздно отреагировала на приближение немецких самолетов, и они прорвались к городу, сбросив большое количество зажигательных бомб. В городе начались пожары. Война пришла к каждому ленинградскому порогу.

К реализации второго этапа плана окружения Ленинграда группа армий «Север» приступила уже 9 сентября 1941 г. К этому моменту командование противника уже отказалось от форсирования Невы из-за действий советских войск. Вермахту не удалось уничтожить отходящие из Эстонии части 8-й армии, и было принято решение при выходе на второе кольцо окружения повернуть часть 18-й армии группы армий «Север» прочь от Ленинграда для наступления вдоль берега Финского залива на запад, чтобы захватить южное побережье залива и береговые укрепления. Это был единственный участок фронта, где поддержка огнем кораблями Балтийского флота сыграла более-менее значительную роль. Ведь только с выходом немцев на берег Финского залива к 15 сентября 1941 г. огонь корабельной артиллерии стал более-менее прицельным. Корабельная артиллерия вела огонь во фланг наступающей на Ораниенбаум немецкой группировке, нанося ей значительный урон. Для борьбы с советскими кораблями, в первую очередь с линкором «Марат», немцы использовали и авиацию, и артиллерию. Только массированные налеты немецкой авиации на Кронштадт ослабили мощь этого огня, что позволило немецкой пехоте совершить последний рывок по восточной части Петергофа. 8-я армия находилась в критическом положении, ее бойцы уже долгое время не выходили из боев, им остро не хватало оружия и боеприпасов, тем не менее они смогли удержать Ораниенбаумский плацдарм.

Положение Ленинграда в сентябре 1941 г. внушало серьезные опасения советскому руководству и лично Иосифу Сталину. Тогдашний командующий Ленинградским фронтом Климент Ворошилов вызвал серьезное недовольство в Москве тем, что допустил окружение Ленинграда. Однако в этот момент связь с Москвой уже была серьезно затруднена, а когда началось немецкое наступление 9 сентября, Ворошилов реагировал на обстановку достаточно адекватно. Но в Ставке уже приняли решение заменить его на более подходящего человека. Им оказался генерал армии Георгий Жуков.

Долгое время его имя вообще не упоминалось в связи с событиями сентября 1941 г. под Ленинградом, о которых рассказывалось довольно скупо и практически без упоминания имен участников. Но после выхода в 1974 г. очередного издания его «Воспоминаний и размышлений» версия о ключевой роли Жукова в обороне города в сентябре 1941 г. стала классической. И это несмотря на то, что, например, Жуков изменил дату своего прибытия в город с 12 сентября на 10 (а вступил в командование 13 сентября – что было оформлено специальным приказом) и приписал себе некоторые принятые ранее решения. Часть заслуг, которые числились за Жуковым, скорее стоит записать на счет Ворошилова – например, то, что Пулковские высоты и Колпино немцы взять не смогли. Но именно Жукова после выхода воспоминаний в официальной историографии стали считать спасителем Ленинграда.

Смог ли Жуков после назначения стабилизировать ситуацию и остановить немецкое наступление? Нет, его действия не дали желаемого результата. Но штаб фронта не владел ситуацией уже к моменту вступления Жукова в должность командующего. В таких условиях принимать решения, отвечающие обстановке, было невозможно.

Существует популярное заблуждение, что в сентябре немецким войскам под Ленинградом был дан «стоп-приказ», фактически остановивший продолжение штурма пригородов и сужение кольца блокады. Но в документах немецких войск, действовавших под Ленинградом, такого приказа, датируемого сентябрем 1941 г., не обнаружено. Версия о «стоп-приказе» появилась после войны, видимо, благодаря бывшему командиру 41-го моторизованного корпуса Хансу Райнхардту, который рвался штурмовать Ленинград. Его слова привел Хартвиг Польманн, ветеран одной из дивизий, воевавших под Ленинградом. Вскоре значительная часть дискуссии о судьбе Ленинграда свелась к этому приказу Гитлера не брать город. В действительности против немцев в сентябре 1941 г. сыграло сразу несколько факторов, которые в итоге не позволили им создать вокруг Ленинграда тесное кольцо окружения, что на тот момент спасло город.

Во-первых, противник серьезно распылил усилия. Строительство Красногвардейского укрепрайона вынудило немецкие войска на ряде участков медленно прогрызать советскую оборону, в частности у села Русско-Высоцкое под Гатчиной, которую немцы штурмовали несколько дней, потратив много времени и усилий и понеся серьезные потери. Эти продолжительные бои не дали возможности противнику сконцентрировать усилия на взятии Пулковских высот, ключевой позиции к югу от Ленинграда. Большую роль в боях за Гатчину сыграли танки 1-го танкового полка Василия Баранова. Танки КВ действовали небольшими группами и поддержали советскую пехоту огнем и гусеницами.

Во-вторых, сама оценка ситуации немцами была слишком оптимистичной. Уже 13 сентября наступающие части 41-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы столкнулись с упорным сопротивлением 55-й армии Ленинградского фронта на Пулковских высотах. И здесь тоже очень хорошо показали себя КВ, сражавшиеся в составе 84-го и 86-го танковых батальонов. 84-й танковый батальон майора Константина Ушакова 13 сентября участвовал в контратаке, заставившей нацистов остановиться. Это был один из маленьких эпизодов, повлиявших на исход немецкого наступления. В итоге командование 4-й танковой группы вынуждено было развернуть часть сил для удара во фланг и тыл войскам 55-й армии.

Однако ключевым фактором, поставившим войска группы армий «Север» в критическое положение, были действия 54-й армии маршала Григория Кулика, наступавшей в Южном Приладожье, на запад. Во время ее наступления у поселка Хандрово в бою 12 сентября 1941 г. немцы потеряли сразу 20 танков. Фотографии подбитых боевых машин врага опубликовала «Правда». Контрудар 54-й армии едва не привел к прорыву блокады и заставил немцев остановить наступление под Ленинградом. Это случилось 24 сентября 1941 г. в ходе контрудара у деревни Гайтолово. После того как войска 54-й армии выбили из нее нацистов, немецкое командование вынуждено было срочно укреплять фронт южнее Ладожского озера. Единственным источником для этого была переброска войск из 18-й армии, что поставило крест на дальнейших попытках продвижения противника.

Итого спустя две недели после взятия Шлиссельбурга немцы так до конца и не выполнили свои задачи. Ленинград был рядом, часть целей была достигнута, но оставались незанятыми Пулковские высоты, стрелять по городу могла только незначительная часть артиллерии. В группе армий «Север» начали разрабатывать планы нового наступления, но они не были реализованы: успехи немецких войск на московском направлении в октябре 1941 г. делали его невыгодным. Теперь группа армий «Север» должна была действовать восточнее, уничтожая части Красной армии за Волховом. А ленинградцам противник уготовил другую участь: голодную смерть.

Отдельный вопрос – действия финнов. В сентябре 1941 г. они не поддержали своего союзника: выполнив задачи, предусмотренные еще предвоенными планами, финские части остановились на Карельском перешейке, не дойдя до основного рубежа Карельского укрепленного района. Впрочем, нельзя забывать, что именно финны нанесли войскам Ленинградского фронта одно из самых тяжелых поражений, окружив в конце августа войска 23-й армии под Выборгом. Одним из виновников этого поражения был Ворошилов, который действовал по плану, не отвечавшему реальной обстановке, и руководствовался решениями, которые имели скорее политическое, чем военное значение.

Немцы заплатили довольно высокую цену за свои успехи: общие потери войск группы армий «Север» составили до 23 000 человек. Потери же войск Ленинградского фронта, вероятно, превысили 60 000 человек, из них более 18 000 оказались в плену. Некоторые соединения были уничтожены почти целиком. Погибло большинство пулеметно-артиллерийских батальонов из ополченцев.

Но пик потерь был еще впереди. Осенью 1941 г. трагедия блокады для жителей Ленинграда только начиналась.

Автор – историк