Баррель в октябре

Цена бочки нефти имеет магическое влияние на перспективы реформ
Alistair Scott / Yay / ТАСС

Вот, например, достигла цена Brent на этой неделе, 1 октября, $85 за баррель. Не было такого уже четыре года – с октября 2014 г.; правда, тогда нефть стоила $85 на пути цены вниз – во время обвала, спровоцированного сланцевой революцией в США. Но интересно, что и в других случаях цена пересекала отметку $85 всегда в октябре: в октябре 2007 г. (вверх) на последней, продлившейся полтора года стадии роста в рамках долгосрочного «бычьего» суперцикла; в октябре 2008 г. (вниз), когда инвесторы бежали со всех рынков во время мирового финансового кризиса; снова на пути вверх в октябре 2010 г. при посткризисном восстановлении рынка (правда, в 2010 г. она единственный раз достигла $85 в другом месяце, в апреле, но быстро откатилась назад, подождать до октября, чтобы уж точно); и снова в октябре, в 2014 г., на пути вниз – но об этом мы уже говорили.

Может, это ничего и не значит, но какая-та магия все-таки мерещится.

Или вот другое наблюдение: в прошлом десятилетии при цене Brent $85 за баррель доллар в России всегда стоил меньше 30 руб. – примерно от 24,8 руб. в октябре 2007 г. до 29,8 руб. в октябре 2010 г. А в нынешнем десятилетии – больше 30 руб., причем значительно: около 41 руб. в октябре 2014 г. до 65,5 руб. в октябре 2018 г. Почему бы это? Цена нефти одна, а рубль – в два с лишним раза дешевле. Без магии – в данном случае, наверное, черной – точно не обошлось.

Или вот еще одно магическое (или даже колдовское) свойство нефти – завораживающе действовать на ее обладателей. Когда она в 2016 г. стоила $30 за баррель, заместитель наследного принца Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман объявил о масштабной программе экономических реформ, IPO госкомпании Saudi Aramco и выдвинул тезис «в 2020 г. мы сможем жить без нефти». Когда же нефть снова стоит $85 за баррель, IPO не видно даже на горизонте, под диверсификацию экономики можно подвести разве что инвестицию суверенного саудовского инвестфонда в Uber, в понедельник Эр-Рияд заморозил крупнейший в мире проект в области солнечной энергетики (на $200 млрд). Зато саудовским женщинам разрешили водить автомобиль, а ибн Салман избавился от приставки «зам».

Или в России. Когда нефть стоила меньше $30 (это давно, в начале 2000-х, о $85 тогда никто не помышлял), правительство второго президента России провело единственные в XXI в. серьезные реформы – налогов, бюджета. В последние же 10 лет среднегодовые темпы роста ВВП России составили всего 1,1%, и, когда нефть в последний раз снова была по $30, разговоры о необходимости реформ опять оживились (хотя скорее вокруг Кремля и Белого дома, а не внутри них). Но вот нефть снова $85, а эксперты прогнозируют рост экономики до 2024 г. всего на 1,5–1,7% в год. И чем в этот момент озабочено правительство четвертого президента России, только что протолкнувшее повышение пенсионного возраста без каких-либо других мер по долгосрочной стабилизации пенсионной системы? Дедолларизацией экономики, которая построена на ренте, взимаемой в тех самых долларах (в которых оценивается нефть).

Работать это будет, видимо, только благодаря магии. Или колдовству. Или в отдельные годы в октябре.-