Статья опубликована в № 4670 от 09.10.2018 под заголовком: Вещь недели Картина Бэнкси «Девочка с шаром»

Как «Девочка с шаром» Бэнкси стала больше чем картиной

Самоуничтожение после продажи на аукционе перевело работу художника в разряд художественных акций
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Картина «Девочка с шаром» уличного художника Бэнкси вошла в историю как первое произведение, самоуничтожившееся сразу после аукционных торгов. Когда в пятницу аукционист Sotheby’s назвал окончательную цену картины, 1,042 млн фунтов стерлингов ($1,4 млн), в Instagram Бэнкси появился пост Going, going, gone... – после чего изображение начало проходить через портативный шредер, спрятанный в раме картины, и было изрезано наполовину. «Нас только что обэнксили», – подытожил Алекс Бранчик, старший директор Sotheby’s, выступая после инцидента. Сейчас и покупатель, и руководство Sotheby’s решают, что им делать с уполовиненной собственностью – подобных прецедентов в аукционной практике не было.

Сюжет «Девочки с шаром» – один из излюбленных мотивов Бэнкси, но выставленная на Sotheby’s картина в авторской раме существует в единственном экземпляре. Считается, что она была подарена владельцу самим Бэнкси в 2006 г., сразу после выставки Barely Legal в Лос-Анджелесе. На Sotheby’s она выставлялась с эстимейтом 200 000–300 000 фунтов – стандартная цена для подобных работ художника, но неожиданно выросла в стоимости. И вполне возможно, после пятничной акции подорожает еще. «Чтобы картина самоуничтожилась, достигнув [почти] рекордной цены для художника? Мы не сталкивались с такой ситуацией в прошлом, мы усердно выясняем, что это значит в контексте аукциона. Вы можете согласиться, что это сделало работу более ценной», – цитирует Бранчика The Art News Paper.

В конце концов, почему бы и нет? На современном арт-рынке покупатели зачастую готовы платить не только и не столько за собственно художественную ценность работы, сколько за ажиотаж, который сопровождает произведение искусства. О нелепости и лицемерии такого положения вещей много высказываются самые разные участники рынка, но пока особо ничего не меняется. Сам Бэнкси в 2007 г. ясно выразил свое отношение к арт-рынку работой под названием «Я не могу поверить, что вы, идиоты, действительно покупаете это дерьмо». Та картина изображает аукциониста в переполненном зале, где идет борьба за работу, на которой не изображено ничего, кроме слов в названии. Но лаконичность и прямолинейность работы не смутила ни аукционистов, ни покупателей – картина оказалась на торгах, и по иронии судьбы тоже на Sotheby’s. Испорченная работа в этом смысле ничем не хуже работы, на которой «ничего нет». Даже наоборот: сейчас «Девочка с шаром» уже не просто рядовая картина, а художественная акция, оставившая документальное свидетельство.

Еще один вопрос, который широко обсуждается после прошедшего аукциона, – ответственность Sotheby’s и аукционных домов в целом. Представители Sotheby’s настаивают, что не знали о задумке Бэнкси и не имеют к ней отношения. Часть участников рынка готовы в это поверить, говоря, что сговор (особенно доказанный) нанесет репутации Sotheby’s серьезный урон. Другие же задаются вопросами. Как так – удачно – совпало, что «Девочка с шаром» завершала торги, хотя обычно в финал ставят малоинтересные работы не очень раскрученных авторов? Как могло случиться, что шредер в раме остался незамеченным? Да, рамки на работах современных мастеров, в отличие от классиков, не снимают, их нередко заявляют частью произведения. Но почему в таком случае «Девочка с шаром» не была просвечена рентгеном? Даже если это не свидетельствует о сговоре с Бэнкси, то вполне – о халатности организаторов. Стоит ли тогда их работа тех комиссий, которые отчисляют по результатам продаж?

Вторая жизнь английских таксофонов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more