Шпионы как мы

Легкость, с которой расследовательские проекты установили настоящие имена «Петрова» и «Боширова», демонстрирует доступность персональных данных не только сотрудников разведки, но и любого обывателя
Мало что помешает кому-либо, собрать такое же объемистое и детальное (а то и больше) досье персональных данных на любого гражданина России /Alexander Zemlianichenko / AP

В Солсбери российскую военную разведку, если верить данным властей Великобритании, выдала небрежность работы Александра Петрова и Руслана Боширова. Александра Мишкина и Анатолия Чепигу, людей, которых расследователи называют «теми самыми сотрудниками ГРУ Петровым и Бошировым», выдала небрежность жизни на родине, в России. Плохо законспирированные в работе, они оказались плохо законспирированными и в жизни. Это может быть (и уже стало) поводом для шуток в духе советских анекдотов про комические провалы Штирлица, но если говорить серьезно, то сравнительная легкость, с которой расследователи раскрыли имена «Петрова» и «Боширова», – это хороший повод задуматься над легкостью доступа к той же информации, но только о нас самих.

Расследователи The Insider, Bellingcat и Conflict Intelligence Team (последняя – независимо от первых двух) вычислили «гражданское» имя «Петрова», как ранее и «Боширова», на основе так или иначе доступных баз данных и верифицировали его с помощью земляков Мишкина из пос. Лойга, помнящих его еще ребенком. Расследователям пригодились базы регистрации по месту жительства, водительских прав, штрафов за нарушение ПДД и полисов ОСАГО, которые в итоге свели двух туристов из Солсбери в базе данных ГИБДД: оказалось, что в 2017 г. один продал другому внедорожник.

Имея второй паспорт для подкрепления легенды за пределами России, внутри страны Мишкин и Чепига пользовались своими настоящими документами, которые и оставили след в многочисленных базах данных, которые ведутся в том числе российскими госорганами или по их требованию. Государство хочет много знать о гражданах – и много знает, но в коррумпированном государстве такое знание – это не только его, государства, сила, но и его слабость, поскольку монополию на эту информацию государство сохранить не в силах.

Интерес расследователей к «Петрову» и «Боширову» понятен – ведь речь не просто о якобы сотрудниках разведки, а о сотрудниках разведки одного государства, которых другое государство считает виновными в отравлении своего гражданина и попытке отравления еще двух человек в мирное время: это дело, представляющее общественный интерес. Однако мало что помешает кому-либо, движимому уже не такой бескорыстной целью, собрать такое же объемистое и детальное (а то и больше) досье персональных данных на любого гражданина России, простого обывателя, ни в каких отравлениях и прочих злодеяниях не замешанного и общественно вовсе не интересного и не опасного. И если государство не может защитить данные даже таких специфических граждан, как сотрудники военной разведки, то у обывателей надежд на законную защиту своих персональных данных нет и не может быть и вовсе никакой надежды.