Статья опубликована в № 4683 от 26.10.2018 под заголовком: Цифра недели 11%

Почему беспрецедентному росту зарплат стоит порадоваться и забыть о нем

Предвыборные вливания в бюджетников привели к статистическому успеху, но это ненадолго
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

11% – такими «беспрецедентными», по словам министра труда Максима Топилина, темпами выросли зарплаты в России за первые восемь месяцев 2018 г. Министр имел в виду рост номинальных зарплат за январь – август 2018 г. в годовом выражении, пояснил представитель Минтруда. Реальные же зарплаты – за вычетом инфляции – за этот период увеличились на 8,4%.

Что хотел сказать министр, обнародовав этот показатель? Рекордными такие темпы не назовешь: минимально за десятилетие номинальные зарплаты выросли в январе – августе кризисного 2015 года – на 5,6%. До 2014 г. они росли двузначными темпами, а в 2008 г. – на 28,7% в годовом выражении. Реальные зарплаты растут хоть и ощутимо на фоне провала на 8,9% в январе – августе 2015 г. и минимального роста в следующие два года, но тоже не «беспрецедентно»: например, за январь – август 2008 г. они увеличились на 12,8%.

В каком-то смысле «беспрецедентными» можно назвать усилия правительства по выполнению обещаний Владимира Путина накануне выборов. Возможно, на это и намекал министр Топилин? Например, ускоренное повышение МРОТа до уровня прожиточного минимума, вклад которого в рост зарплат особо подчеркнул министр. Это действительно сыграло свою роль, говорит проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов: бизнес был вынужден перераспределить фонд оплаты труда от «скрытого» к официальному, который он предъявляет для выплаты НДС и взносов в социальные фонды, – налоговые службы строго отслеживают ситуации, когда зарплата начисляется меньше МРОТа.

Кроме того, многие предприятия в первом полугодии 2018 г. увеличивали зарплаты бюджетникам из майских указов Путина за счет премиальных, добавляет он: использовали бюджетные субсидии, предоставленные им на другие цели. Летом это попало в общую базу расчета отпускных. Но наступила осень – теперь предприятия будут вынуждены экономить, говорит Сафонов. Предвыборные вливания в бюджетников впоследствии не повторялись, статистический эффект от них исчезнет в начале 2019 г., поддерживает директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон.

Эффект, судя по всему, уже исчерпан: реальные доходы россиян в августе после полугодового роста снова перешли к снижению, которое ускорилось в сентябре. Ведь официальная зарплата – лишь одна статья доходов, падавших на протяжении четырех лет. Благодаря ее «беспрецедентному» рывку реальные доходы за восемь месяцев выросли на 2,2% в годовом выражении и вырастут по итогам года – хоть, по оценкам экспертов, и не так быстро, как нам обещает Минэкономразвития. При этом они все еще не доросли до докризисного уровня: в августе реальные доходы составили всего 87,6% от уровня августа 2013 г., отмечали аналитики Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Остальные статьи доходов россиян не радуют даже заметным ростом, не говоря уже о «беспрецедентном»: судя по данным за первое полугодие, доходы от предпринимательской деятельности, от собственности и социальные трансферты растут слабо, а от ценных бумаг и депозитов и от скрытой деятельности – снижаются, отмечал Игорь Поляков из Центра макроэкономического анализа и прогнозирования.

Сейчас вопрос в том, станет ли частный бизнес приводить зарплаты в соответствие с уровнем госсектора и поддерживать «беспрецедентные» темпы роста. Вряд ли, считает Сафонов: как потом «отбивать» это увеличение, если доходы потребителей снова снижаются и спрос невысок? Потребительская уверенность населения, нараставшая семь кварталов, по данным Росстата, в июле – сентябре 2018 г. упала на 6 п. п., в сентябре снизился и измеряемый ВЦИОМом индекс потребительского доверия, и индекс потребительских настроений Центробанка и ФОМа. Грядущее повышение НДС с 18 до 20% увеличит налоговое бремя на потребителей примерно на 500 млрд руб., оценивала главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, – потребительский спрос в начале 2019 г. может существенно сократиться.

Поэтому, возможно, министр Топилин в чем-то прав, характеризуя темпы роста зарплат как беспрецедентные: в ближайшее время аналогичных прецедентов государственная статистика может действительно не зафиксировать.

Читать ещё
Preloader more