Статья опубликована в № 4690 от 07.11.2018 под заголовком: Цифра недели 20 минут

20 минут на деанонимизацию

Новые правила идентификации пользователей мессенджеров не решают проблем правоохранительных органов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

20 минут отводят операторам связи новые правила идентификации пользователей мессенджеров на то, чтобы дать ответ, нашли ли они в своих базах нужного абонента. Так, через номер мобильного по задумке авторов этих правил из Минкомсвязи можно идентифицировать пользователя мессенджера.

«Возможность анонимной коммуникации в мессенджерах затрудняет деятельность правоохранительных органов при расследовании преступлений. Нынешнее постановление правительства – необходимый шаг к созданию безопасной коммуникационной среды как для граждан, так и для государства в целом», – разъяснял глава Роскомнадзора Александр Жаров (цитата по «Известиям»).

Причем, как следует из текста документа, подписанного премьер-министром Дмитрием Медведевым, отвечать оператор связи должен лишь о «наличии (отсутствии) в базах данных сведений об абоненте». Значится ли в списках? То, что оператор должен высылать мессенджеру подробную информацию об абоненте, из текста документа не следует. С этим согласны и эксперты Минэкономразвития, еще год назад давшие критический отзыв на документ на стадии проекта постановления: «Если это только сведения о наличии или отсутствии информации об абоненте, то такие сведения не являются идентификацией и не позволяют установить личность абонента, а позволяют сделать вывод о том, что абонент является пользователем услуг конкретного оператора связи». А разовое подтверждение не решает проблем правоохранительных органов.

Допустим.

Но мессенджеры должны заключать с оператором связи некий договор идентификации, написано в правилах. Хорошая идея, только вот какой договор можно заключить, например, с популярным мессенджером Telegram? Он же заблокирован (хотя и продолжает работать) – решение Таганского суда никто не отменял, и у корпоративных юристов этот кейс мог бы вызвать живой интерес.

Допустим.

А как подвести к подписанию такого договора львиный прайд защищенных мессенджеров, которые самим смыслом своего существования называют приватность пользователя? Как быть с компаниями, которые и так без особого энтузиазма относятся к исполнению требований российского законодательства в сфере IT? Мессенджер WhatsApp, например, принадлежит Facebook. Соцсети грозит скорая проверка Роскомнадзора на предмет соблюдения закона о хранении данных россиян на территории страны – который вступил в силу в 2015 г. Напомним, за неисполнение закона Жаров в апрельском интервью грозил Facebook блокировкой.

И принятые правила сами по себе вряд ли способны решить поставленную Жаровым задачу борьбы с анонимной коммуникацией в мессенджерах – скорее всего, это действительно один из «необходимых шагов». Усилиями операторов черных сим-карт на российском рынке действительно становится меньше, на улицах их уже и правда найти непросто – но они есть. Последний раз они попадались корреспонденту «Ведомостей» в подземном переходе возле одного крупного московского рынка.

Но общий курс понятен. С практической точки зрения заявленный обмен данными с операторами должен быть выполним. Другие новеллы технологического законодательства существенно сложнее в реализации – например, закон Яровой или же ограничение на использование анонимайзеров. Но есть запреты, которые уже выполняются, причем массово, как и предполагает закон, а есть запреты, существующие только на бумаге, – будто их исполнением должно заниматься мифическое ФГУП «Короткие текстовые сообщения», которое по очевидным причинам не сможет участвовать в битве за законопослушный рунет.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more