Статья опубликована в № 4641 от 29.08.2018 под заголовком: Цитата недели

Как отличаются идеальный и реальный мир Павла Дурова

Даже идя на уступки властям, основатель Telegram представляет себя как защитника прав пользователей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Обращения от российских правоохранительных органов мы не рассматриваем <...> Поэтому продолжаем сопротивление
Павел Дуров, основатель Telegram

Основатель мессенджера Telegram Павел Дуров славен тем, что, даже идя на уступки властям, умеет представить дело так, что и дальше будет выглядеть борцом за права пользователей. Это талант.

Пользоваться этим талантом ему приходится все чаще – только в идеальном мире у либертарианца Дурова получится построить огромный интернет-сервис, который живет совершенно независимо от государства. Только в идеальном мире Дуров может и дальше просто выкладывать картинки с милой собакой в ответ на очередное требование спецслужб сдать данные пользователей.

В реальном мире Дуров столкнется с блокировкой Telegram в России, Иране и Индонезии, публичными обвинениями властей в пособничестве террористам, с заведенным против него лично уголовным делом в Иране (позднее оно было закрыто). Поэтому Дуров напишет письмо министру коммуникаций Индонезии с предложением о сотрудничестве и, видимо, договорится с спецслужбами Ирана, чтобы мессенджер и дальше мог работать в этой стране.

Почти год назад идеальный Дуров написал пост, где сформулировал политику Telegram как «ни байта личных данных третьим лицам». Реальный Дуров внесет изменения в политику конфиденциальности Telegram. Теперь в случае, если Telegram получит «решение суда, в котором будет подтверждено, что пользователь социальной сети подозревается в терроризме», мессенджер сможет раскрыть правоохранительным спецслужбам IP-адрес и номер телефона клиента. Все это должно сделать Telegram менее притягательной площадкой для террористической пропаганды, пишет Дуров. И сразу оговаривается: российских спецслужб новая политика мессенджера не касается, им Telegram не отдаст ничего: «Продолжаем сопротивление».

И даже без этой оговорки было очевидно: новые правила Telegram адресованы пользователям в Европе, США, Иране, Индонезии, но не в России.

Во-первых, как показывает практика расследований репостов в соцсети «В контакте», российским правоохранительным органам не нужен судья для получения данных о пользователе – его номере телефона, месте и времени авторизации в сервисе и проч. Полиция и спецслужбы имеют право запрашивать такие данные самостоятельно даже на стадии доследственной проверки, т. е. до возбуждения уголовного дела. И компании, зарегистрированные в реестре организаторов распространения информации, эти данные обязаны выдавать.

Формально к судье полиция и спецслужбы в России обращаются, когда им нужен доступ уже к самой переписке пользователя, списку его контактов и проч. Таким же образом полиция должна запрашивать у судей разрешение на прослушку телефонов и разговоров. Но на запросы о содержании переписки даже по решению суда Telegram категорически не желает отвечать (по крайней мере, заявляет о таком нежелании). Получается, даже если российский суд предпишет выдать переписку подозреваемых в терроризме, Telegram это решение не исполнит.

Во-вторых, у Telegram нет официального офиса в России. А наши полиция и спецслужбы не умеют работать с запросами в иностранные компании. Как объясняют собеседники «Ведомостей» в правоохранительных органах, следователи не хотят тратить время на оформление и передачу запросов в иностранные компании, на которые, скорее всего, не получат ответа. Именно поэтому наша полиция каждый день требует данные по пользователям от «В контакте», но не от Facebook. Тем более немного странно громко требовать данные по российским пользователям от Telegram, доступ к которому в России формально заблокирован. Все равно что признать, что блокировка просто не работает.