Статья опубликована в № 4696 от 15.11.2018 под заголовком: Гибкий, как конфликт интересов

Гибкий, как конфликт интересов

Юрист Денис Савельев и социолог Арина Дмитриева о бессистемном подходе к оценке коррупционных рисков кандидатов в судьи

Квалификационные коллегии судей – это первый фильтр для претендентов на должность судьи в России (см. описание их работы в статье «Кому доверить выбор судей», «Ведомости» от 22.03.2018). Один из важных этапов работы этого фильтра – проверка потенциальных коррупционных рисков, которую проходит каждый кандидат в судьи. В чем проблемы этой, казалось бы, на первый взгляд разумной проверки?

Закон «О статусе судей» указывает, что в случае возникновения конфликта интересов судья обязан заявить самоотвод или поставить в известность участников процесса о сложившейся ситуации. Судья должен беспристрастно оценивать в том числе свою заинтересованность в рамках каждого дела. Получается, что потенциальная возможность возникновения конфликта интересов должна рассматриваться отдельно в конкретном рассматриваемом судьей деле. Но методические рекомендации о противодействии коррупции, подготовленные Высшей квалификационной коллегией судей ВККС), предписывают региональным квалификационным коллегиям (ККС) проверять кандидатуры судей «с точки зрения недопущения конфликта интересов» в будущих, еще не начавшихся делах.

Мы наблюдаем разрыв между законом и рекомендациями по его применению. Проверки кандидатов в судьи на потенциальный конфликт интересов на стадии утверждения их кандидатуры означают, что ВККС заранее отказывает претендентам в доверии исполнить предписанную законом обязанность определять свою заинтересованность в конкретном рассматриваемом деле. Ведь если полагать судью независимым и авторитетным профессионалом в юриспруденции, то такая проверка заранее не нужна.

Но разрыв между правом и методическими рекомендациями совсем не обязательно может повлиять на правоприменение. Чтобы понять, как устроены проверки кандидатов в судьи, Институт проблем правоприменения при Европейском университете проанализировал свыше 2000 характеристик кандидатов в судьи, данных ККС в 2015–2016 гг. в 23 регионах России.

В текстах заключений ККС мы действительно обнаруживаем осуществляемые заранее, до назначения судьей, проверки претендентов на потенциальный конфликт интересов. Предметом для обсуждения ККС становится место работы не только близких родственников претендента, но зачастую и дальних – как будто бы само наличие родственника, являющегося индивидуальным предпринимателем, работающего в судебной системе или правоохранительных органах, уже означает конфликт интересов.

Однако, что интересно, в оценке ККС потенциального конфликта интересов отсутствует единообразие.

Иногда наличие родственника в правоохранительной или судебной системе не мешает рекомендации в судьи. Так, одна из ККС посчитала, что работа брата претендента на должность председателя суда судьей в другом регионе не ведет к конфликту интересов. Сестра другого претендента на должность председателя районного суда тоже работала судьей районного суда, но на расстоянии почти в 400 км. Эту дистанцию ККС посчитал достаточной, чтобы исключить возможность возникновения конфликта интересов. В то же время третьему кандидату в судьи было отказано, поскольку сын работает в должности инспектора уголовного розыска. Вынесла бы ККС подобное решение, если сын работал в 400 км от отца?

Опыт работы в бизнесе для кандидата на должность в судьи может стать препятствием для получения рекомендации (см. статью «Почему суд женского рода», «Ведомости» от 18.01.2018). Но таким же препятствием может стать и наличие бизнеса у родственников претендентов. Так, в одном случае претенденту отказано, поскольку мать и отец его супруги – действующие индивидуальные предприниматели. Но иногда ККС выносит и противоположные решения.

Следующим препятствием на пути в судьи в ходе проверки может стать привлечение к административной ответственности кандидатов и/или их родственников. Претенденты обязаны сообщать ККС обо всех таких случаях (в частности, о штрафах за нарушения правил дорожного движения) в отношении как себя самого, так и родственников. Непредставление этой информации может быть формальным основанием для отказа в рекомендации. Однако вся эта информация уже есть в государственных базах данных, к которым правоохранительные органы все равно обращаются в ходе проверки личности кандидата.

Мы видели заключения, где не указанные кандидатом административные штрафы родственников вели к отказу. С другой стороны, были и заключения, где пропущенные штрафы родственников не помешали положительному решению, поскольку, «исходя из пояснений претендента, на момент заполнения анкеты данные сведения [кандидату] не были известны». В условиях, когда обстоятельства привлечения к административной ответственности родственников претендентов на должность судьи достаточно разнообразны, такая проверка может давать ККС возможность трактовать такие случаи произвольно, без обеспечения единообразия с решениями других ККС или по другим кандидатурам.

Следует ли из анализа, что идеальный кандидат в судьи – сирота, не связавший себя брачными узами и работавший только в органах власти? В тех случаях, когда претенденту на должность судьи отказано в рекомендации, потенциальный конфликт интересов становится основанием для такого отказа, как правило, в комплексе с другими «провинностями». Проверка же «честности» претендента путем сверки указанного им списка административных штрафов с уже имеющимися в распоряжении правоохранительных органов базами данных бессмысленна. Такую сверку успешно пройдут аккуратные и исполнительные клерки, но ее результаты ничего не говорят о коррупционных рисках претендента или конфликте интересов.

Проверка кандидатов в судьи на потенциальный конфликт интересов кажется хорошей идеей. Но в реальности она презюмирует недобросовестность кандидата. Претенденту отказывается в возможности выносить решение о конфликте интересов в каждом конкретном деле. Формальность требований и отсутствие единообразия в их применении способствуют отбору сотрудников аппарата суда, которым известны эти требования, вместо юристов, зарекомендовавших себя вне стен суда.

Авторы – научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Читать ещё
Preloader more