Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4704 от 27.11.2018 под заголовком: Усталость и свобода

Почему усталость не уходит

Ощущение усталости россияне сохранили со времен позднего Ельцина, но сегодня оно помолодело
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Алексей Левинсон

Из года в год мы задаем соотечественникам вопрос о том, какие чувства, на их взгляд, окрепли за последнее время у окружающих. Респонденты выбирают из списка, где перечислена более чем дюжина возможных чувств. Их ответы – это частью отчет о собственных переживаниях, а частью – их оценка времени, исторического момента, выраженная через слова о чувствах.

Когда кончалась прошлая, ельцинская, эпоха, тремя главными ответами были: «усталость, безразличие» (52%), «отчаяние» (37%) и «ожесточение, агрессивность» (37%). Четвертым был «страх» (29%), пятым и шестым – «обида» (26%) и «растерянность» (24%). «Надежду» сохраняли человек 10 на сотню, а об «уверенности в завтрашнем дне» решались сказать не более трех из 100. Картина удручающая. С приходом Владимира Путина она стала во многом иной. Главной переменой был выход «надежды» на второе, а то и первое место. (Поэтому Юрий Левада назвал Путина «президентом надежд».) Главенствовавшие дурные чувства отступили. Кроме одного – это «усталость, безразличие». Этот вариант попеременно с «надеждой» держит первое-второе места. Так получается в среднем, так получается и с реакциями людей разных возрастов и состояний. Скажем, в 2016 г. каждый пятый молодой респондент говорил об усталости, а каждый третий – о надеждах. У пожилых – точно наоборот. Более того, тогда же мы спрашивали еще и о тех чувствах, которые у человека окрепли лично. И когда нам говорили о чувствах других, на первом месте оказывалась усталость, а когда о своих – надежда. (Любителям утверждать, что респонденты в опросах лгут, предлагается решить: нам лгут, говоря о себе или говоря о других?)

Основная структура ответов, сложившаяся с началом путинской эпохи, сохраняется и сейчас. Именно на фоне этого постоянства интересно увидеть, чем отличается 2018 год от того же 2016 года. Об усталости в среднем сообщает примерно треть в обоих случаях. Но в позапрошлом году, как и в более ранние годы, среди молодежи был минимум таких ответов, среди старших – максимум. С надеждой, как мы говорили, все наоборот. И такая логика казалась понятной: в молодости – надежды, к старости – усталость.

В этом году мы видим иное. Старшее поколение взбодрилось, обнадежилось: об усталости рапортуют лишь 28% (меньше всех), а о надеждах – 35% (это больше всех). А среди молодежи, напротив, усталости больше, чем надежд (34 и 33% соответственно). Молодежь лидировала и лидирует среди других возрастных групп, отвечая о растущем в людях «чувстве собственного достоинства» и «чувстве свободы». О том, что такие чувства растут, за последние два года стали чаще говорить люди всех возрастов. Но и при этом росте молодежь сохранила лидерство, увеличив на треть и четверть частоту таких своих ответов. То, что вокруг стало больше свободы и достоинства, молодые отмечают чаще, чем рост уверенности в завтрашнем дне (15%). Если такие чувства зреют в молодых людях вопреки нарастающей усталости и сужению жизненных перспектив, не говорит ли это о том, что молодежь внутренне взрослеет?

Автор — руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more