Статья опубликована в № 4704 от 27.11.2018 под заголовком: Не война, но повод к войне

Когда войны нет, но есть повод

Прямое столкновение российских и украинских военных — это принципиально новый эпизод территориальных разногласий Москвы и Киева

Война не объявлена, но casus belli создан: официальные российские и украинские люди в погонах впервые с момента присоединения Россией Крыма в 2014 г. сошлись в прямом столкновении из-за разной трактовки того, где в 2018 г. проходит морская граница двух государств. Для двух стран, и без того находящихся де-факто в состоянии необъявленного конфликта, дополнительная «маленькая победоносная война» опасна тем, что, если события будут развиваться по самому плохому (пусть и маловероятному) сценарию, она ни для кого не станет ни маленькой, ни триумфальной – даже если официальные лица будут пытаться убедить граждан, отвыкших бояться войны, в обратном.

В ответ на обстрел и затем задержание УФСБ по Крыму (погранслужба – структура ФСБ) двух украинских малых артиллерийских катеров «Никополь» и «Бердянск» и шедшего с ними буксира «Яны Капу» на подходе к Керченскому проливу (на них находились 24 члена экипажа, из них трое, по российским данным, были ранены) президент Петр Порошенко внес в Верховную раду указ о введении в стране военного положения сроком на 30 дней. Для Порошенко это беспрецедентное решение: военное положение не было введено ни после присоединения Россией Крыма, ни даже в острые фазы конфликта в Донбассе. Правда, и теперь военное положение не означает буквально войны и каких-либо наступательных действий, уточнил Порошенко. Введение военного положения делает возможным перенос президентских выборов, хотя сам Порошенко обещает, что выборы состоятся в срок, 31 марта 2019 г. Военное положение вводится на фоне низких рейтингов Порошенко, которые пока не гарантируют ему даже выхода во второй тур, и его соперник на выборах Юлия Тимошенко уже заявила, что именно ради отсрочки голосования, по ее мнению, военное положение и вводится. Однако попытка использовать военное положение с расчетом на обычно сопутствующую военным конфликтам мобилизацию электората и его консолидацию вокруг действующего президента и верховного главнокомандующего – это большой риск для Порошенко: ведь это не единственный конфликт времен его президентства.

Присоединение Россией Крыма изменило, в российской трактовке, не только сухопутные, но и морские границы с Украиной, однако до сих пор прямого столкновения не каких-то «вежливых людей» или «ихтамнетов», а официальных российских военных с украинскими не происходило. Всего два месяца назад, в конце сентября, сходная ситуация разрешилась миром: украинские поисково-спасательное судно «Донбасс» и буксир «Корец» пусть в сложных, по заявлению ВМС Украины, но небоевых условиях прошли под Керченским мостом в сопровождении кораблей российских ВМС и погранслужбы. Если в сентябре украинские ВМС заявляли, что их корабли не просили разрешения на проход по проливу (российские источники тогда это опровергали), то теперь уведомление, по версии Киева, все же было подано (пресс-служба погранслужбы России это отрицает). Согласно двустороннему договору 2003 г. по проливу, Азовскому и Черному морям могут беспрепятственно проходить и торговые суда, и военные корабли обеих стран. Присоединение Крыма не прекращает действия этого договора, отмечают юристы, но вопрос в границах: то, что Россия теперь считает своими территориальными водами, Украина по-прежнему считает своими; то, что для Киева «мирный проход», для Москвы – «провокация».

За четыре года, прошедших с момента присоединения Крыма, запас слов накоплен немалый, но так или иначе нынешний casus belli в море – это только еще один эпизод конфликта, начавшегося в марте 2014 г., и удивительно, что он не случился раньше. Захват кораблей без человеческих жертв пока не выглядит явным поводом к началу полномасштабной войны, в том числе и потому, что даже для Порошенко это может быть слишком большой ценой переизбрания. Если украинские моряки и корабли вскоре вернутся на родину, собственно инцидент в море может быть исчерпан, но возможности новых подобных столкновений такое развитие событий не снимает. Создание специальной группы международного арбитража ad hoc было бы оптимальным способом решить проблему мирным путем, считает член рабочей группы по реформе морского права в Международном морском комитете от России Айбек Ахмедов. Но сложно себе представить ее появление, пока «Крым наш».

В числе наиболее очевидных правовых последствий для России эксперты называют скорое введение новых антироссийских санкций, но такая перспектива, по словам Сергея Лаврова, его «давно перестала волновать». Это плохая привычка, но не единственная: открытое применение силы легальными российскими военными против Украины укрепляет веру многих россиян в то, что война против соседа – нестрашная.

Читать ещё
Preloader more