Сколько дней юристов нужно юристам

Социолог Екатерина Ходжаева о том, что говорит множество профессиональных праздников о юридическом сообществе
Андрей Гордеев / Ведомости

3 декабря юристы России отметили свой профессиональный праздник, оформленный указом президента в 2008 г. Российский праздничный календарь может рассказать многое об особенностях юридической профессии в стране. Если учителя, медики, шахтеры или строители имеют лишь по одному праздничному дню в году, то юристов, работающих на государство, можно поздравлять два, а то и 3–4 раза в год. Так, следователи, работающие в МВД, могут отметить не только День юриста, но и День работника следственных органов МВД (6 апреля) или День сотрудника органов следствия (25 июля), а также справить День полиции с коллегами-полицейскими (10 ноября).

Ведомственные профессиональные праздники имеют не только юристы-следователи, но практически все, кто работает в правоохранительных структурах, – от военных юристов до прокуроров, судебных приставов и сотрудников упраздненных ФСНП, ФМС и ФСКН. Негосударственный сектор также может добиться установления своего особого праздничного дня. Так произошло с Днем нотариата, официально утвержденным президентом в 2016 г., хотя сам праздник был неофициально объявлен сообществом нотариусов еще в 2007 г. Адвокаты же до сих пор не смогли получить официального статуса своего профессионального праздника и отмечают его неофициально с 2005 г. Судьи и работники судебной системы своего отдельного праздника не имеют, но дискуссии о его утверждении ведутся все 2010-е годы.

Богатство праздничных дней показывает, что единого Дня юриста недостаточно. Это хорошо иллюстрирует главную особенность юридической профессии в России – ее организационный и ведомственный захват. Если в классическом понимании профессионального становления юриста молодой специалист сначала получает юридическое образование, проходит стажировку, постепенно обретает членство в профессиональной организации и лишь затем приступает к самостоятельной юридической работе в прокуратуре, защитником в уголовных делах или юрисконсультом в организации, то в России все иначе.

Единственный профессиональный фильтр на пути в юридическую профессию в России – юридическое образование. Однако такое образование требуется для занятия многих административных и управленческих должностей, напрямую не связанных с юридической работой. Исследования среди студентов российских юрфаков показывают, что далеко не все из них нацелены на работу юристом, многие выбирают управленческую или другую карьеру, оправдывая статус полученного юридического образования как универсального. Значительная часть студентов предпочитает строить юридическую карьеру в госсекторе.

Неудивительно, что юридическое образование стало массовым (в 2012 г. его получал каждый 10-й студент), его получают часто на платной основе и заочно (70%). На рынок в 2012 г. выходило примерно 150 000 дипломированных юристов, но только 20% дипломов были получены на юрфаках классических университетов, подсчитала Екатерина Моисеева из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Борьба с «фабриками дипломов» и запрет на заочную форму обучения могли изменить ситуацию, но в 2015 г. доля студентов-заочников юрфака оставалась столь же высокой.

Когда молодой специалист с юридическим образованием приходит в государственную или коммерческую организацию, он обучается азам специализированной юридической работы уже там, на практике. Организационный захват профессии в России как раз и означает, что и профессиональные стандарты, и этику работы юристам диктует то ведомство или коммерческая структура, в которой они трудятся. В России нет единой профессиональной ассоциации всех практикующих юристов. В адвокатуре числится лишь часть специалистов из негосударственного сектора (чуть более 70 000 человек). Ассоциация юристов России, претендующая на охват всех профессионалов, практикующих право, включая как государственный, так и частный секторы, насчитывает еще меньше юристов, чем адвокатура: более 35 000 человек.

Российский юридический рынок сталкивается с теми же вызовами, что и юристы и юрфирмы во всем мире, – это развитие удаленных систем консалтинга, дистанционные формы организации работы юристов и новые технологии. С одной стороны, это делает профессиональные границы еще более зыбкими, ведь теперь обычные люди могут использовать технологии, чтобы самостоятельно оформить юридические документы по типовым случаям, а некоторые наиболее предприимчивые неюристы могут освоить и эту нишу и оказывать юридические услуги по интернету. С другой же стороны, использование дистанционных форм работы размывает географические границы профессионального юридического сообщества, позволяя юристам диверсифицировать и клиентуру, и услуги, осуществляя работу по всей стране, а не только по месту жительства.

День юриста — это важный праздник, но возникает вопрос: чей это праздник? Можем ли мы считать юристом таксиста, хвастающегося перед пассажирами дипломом о юридическом образовании, купленным в никому не известном вузе? Или это также праздник следователя или прокурора, у которых есть более важные ведомственные праздники с концертами и банкетами? Или же День юриста может также отметить уважаемый на селе человек, который, не обязательно юридического образования, за небольшую плату помогает соседям в судебных спорах? Может быть, День юриста только для узкого круга лиц, признанных юридической элитой и удостоенных правительственных и профессиональных наград? Богатство юридических праздников заставляет задуматься не о достижениях и заслугах, а о профессиональных границах и устройстве юридической профессии.

Автор — научный сотрудник института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге