Статья опубликована в № 4741 от 28.01.2019 под заголовком: Почему Давос-2019 не стоил мессы

Почему Давос-2019 не стоил мессы

Президент ВТБ Андрей Костин о том, как изменился в этом году Всемирный экономический форум

Почти за полвека своей истории Всемирный экономический форум (ВЭФ) стал одной из самых авторитетных площадок для обсуждения наиболее актуальных и сложных вопросов глобальной повестки.

В основе этого успеха – интеллектуальное лидерство организации, ее способность заглянуть за горизонт событий, разглядеть и правильно оценить только формирующиеся тенденции, которые уже завтра будут определять нашу жизнь, найти верные ответы на трудные вопросы.

Именно поэтому участие в работе ВЭФа – обязательный пункт делового графика лидеров ведущих государств, известных политиков, руководителей крупнейших компаний, представителей мировой науки и культуры. Давос стал своего рода зеркалом ситуации в мире.

ВЭФ-2019 тоже должен был стать по обыкновению звездным. Планировались выступления президента США Дональда Трампа, президента Франции Эмманюэля Макрона, премьер-министра Великобритании Терезы Мэй. Возможность приезда рассматривали также председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин.

В итоге, однако, в центре внимания оказалось не содержание дискуссии, а список отсутствовавших. СМИ уже писали, что ВЭФ-2019 запомнится не тем, кто в нем участвовал, а тем, кто не приехал и почему.

Перефразируя ирландского писателя Джеймса Джойса, в Давосе в этом году отсутствие стало высшей формой присутствия – что не могло не вызвать тревоги, которая ощущалась в обычно приподнятой атмосфере Давоса. Эту тревогу, однако, вряд ли можно считать провалом самого форума – она лишь отразила состояние растерянности и высокой степени неопределенности, в котором находится современный мир.

В условиях неконтролируемого нарастания острых внутренних проблем текущая повестка Давоса для лидеров ведущих экономик мира в значительной степени утратила свою актуальность.

Попробую поделиться своими размышлениями на этот счет.

Почему не приехал Трамп

В последний момент отказался приехать Трамп. Формальный повод – рекордный по продолжительности в истории США шатдаун, но реальность сложнее.

На мой взгляд, на протяжении вот уже двух лет мир наблюдает самый серьезный кризис государственности в стране «образцовой демократии». Большинство американской элиты так и не смогло оправиться от шока, вызванного легитимной победой «неправильного» кандидата, и вынуждено объяснять этот «сбой» унизительным для народа США якобы вмешательством Кремля во внутренние дела их страны.

В августе 2017 г. на одном из мероприятий ВЭФа для руководителей крупнейших мировых компаний мне довелось слушать выступление бывшего вице-президента США Альберта Гора, которое меня поразило. Хотя администрация Трампа проработала на тот момент менее девяти месяцев, оратор был убежден, что рано или поздно «выскочка» будет отстранен от власти: или в связи с Россией, или за отмывание денег, или, мол, мы просто признаем его невменяемым.

Значительная часть американского истеблишмента последовательно идет к этой цели, по ходу активно разыгрывая русофобскую карту. В результате система сдержек и противовесов начала работать в режиме саморазрушения. Глава исполнительной власти США связан по рукам и ногам иррационально-мелочной опекой власти законодательной.

Сложно оценить намерения Трампа в отношении России. Однако есть все основания сомневаться, что в условиях необъявленной гражданской войны его администрация способна в ближайшей перспективе обеспечить достижение и выполнение любых двусторонних договоренностей.

Сегодня американский политический класс и общество в целом глубоко расколоты. Исход этого опасного противостояния для Америки и мира непредсказуем. Внутренние проблемы США стали новым глобальным риском.

Почему не приехала Мэй

Причина отсутствия в Давосе Мэй тоже выходит за рамки чисто британской повестки. Brexit стал наиболее сложным кризисом не только для Великобритании в ее новейшей истории, но и для всего европейского проекта.

Думаю, что поворотным моментом был не референдум 2016 г., а принятое в середине 1990-х гг. по политическим соображениям решение об ускоренном расширении Европейского союза. Следствием стали серьезные дополнительные экономические, социальные, а позднее – и миграционные издержки, которые легли на плечи «старых европейцев». Итог – нарастание центробежных тенденций внутри ЕС, апогеем которых стал Brexit.

Еще одним неоднозначным результатом последних волн расширения ЕС стала подпитываемая фобиями и историческими травмами новых членов союза политизация диалога с Россией. На мой взгляд, именно это свело на нет многообещающую динамику двустороннего сотрудничества России и ЕС, набравшую хороший темп к началу 2000-х гг.

В январе 2019 г. ситуация вокруг выхода Великобритании из ЕС зашла в тупик. Каким бы ни был финальный сценарий Brexit, он в любом случае будет сопряжен с репутационными потерями как для идеи европейской интеграции, так и для британской демократии.

Почему не приехал Макрон

В Давос в этом году не приехал и Макрон. Еще совсем недавно этот молодой политик, стремительно ворвавшийся в высшую мировую лигу на волне разочарования французов старыми политическими партиями, мог претендовать на статус нового лидера объединенной Европы, особенно в условиях постепенного отхода от этой роли канцлера Германии Ангелы Меркель. А сегодня Франция переживает, пожалуй, самые сильные за полвека социальные потрясения. Ярко выраженное недовольство граждан и угрозы дальнейшей радикализации требований свидетельствуют, что внутри внешне благополучного французского общества накопились серьезные проблемы, для решения которых государство вынуждено идти на чрезвычайные меры.

Глубинные причины движения «желтых жилетов» нам еще предстоит понять. Показательно, однако, что ВЭФ-2019, пожалуй, впервые признал, что современная инновационная экономика и созданные глобализацией реалии, вопреки ожиданиям, усугубили неравенство и социальные проблемы и на общемировом уровне, и в отдельных странах.

Почему не приехал Си

От посещения Давоса воздержался и Си. Мы помним, как два года назад на контрасте с предвыборными заявлениями только что победившего на выборах Трампа председатель КНР именно на ВЭФе выступил с речью в защиту международного сотрудничества и сохранения открытости торгово-экономического взаимодействия. В широком смысле выступление Си было расценено как готовность Китая взять на себя роль глобального лидера в условиях самоустранения от этой миссии Вашингтона.

Наблюдая нынешний тяжелый диалог Китая и США по решению многочисленных торгово-экономических противоречий, полагаю, что китайское руководство в 2017 г., видимо, не смогло в полной мере оценить разрушительный антиглобалистский потенциал политики America First. Пекин совершенно рационально планировал продолжать играть по уже сложившимся правилам, мастерское овладение которыми на протяжении предшествовавших 40 лет сделало возможным китайское экономическое чудо. Но тот, кто считает себя самым главным, предпочел менять правила по ходу игры, развязывая торговые войны и отгораживаясь тарифными барьерами.

Беспрецедентную остроту и сложность конфликта и вместе с тем растерянность сторон иллюстрирует и целая серия еще вчера немыслимых взаимных арестов граждан, в том числе топ-менеджеров крупнейшей технологической компании Huawei.

Думаю, что все это диктует сегодня Китаю необходимость взять тайм-аут и по-новому оценить меняющуюся глобальную среду, свое место в ней и перспективы будущего отношений с крупнейшим торговым партнером.

Почему не приехал Путин

Наконец, в Давос не приехал и Путин. Я не говорил с президентом на эту тему и не знаю, почему было принято именно такое решение. Вместе с тем, как известно, возможность российского участия на самом высоком уровне рассматривалась в этом году весьма серьезно.

Позволю себе предположить, что основная причина связана с глобальным контекстом и отношениями России и Запада на современном этапе. Сегодня впервые после Второй мировой войны мир оказался в опасной ситуации, когда погружение ведущих держав в свои многочисленные внутренние проблемы наложилось на системный кризис основных мировых институтов, вызванный прежде всего политикой США и их союзников. С хрустом идет ломка базовых военно-политических и торгово-экономических структур, которые создавались при непосредственном участии Запада и формировали каркас послевоенного миропорядка. Об эффективности этих механизмов, наверное, можно спорить, но по большей части они работали.

Демонтаж основных соглашений в области стратегической стабильности и контроля над вооружениями, применение военной силы в обход ООН и стремление низвести роль этой организации до уровня дискуссионного клуба, использование односторонних экономических и финансовых санкций для достижения геополитических целей и недобросовестной конкуренции, разрушение механизмов ВТО и ряда других ключевых торгово-экономических соглашений – все это свидетельства нарастающего неконтролируемого хаоса.

Тревогу вызывает тот факт, что, ломая добротное старое, никто не предлагает дееспособных альтернатив. Ни у отдельных стран и их лидеров, ни у международных организаций, включая ВЭФ, сегодня нет внятного видения общего будущего.

Иными словами, действовавшие до сих пор правила мироустройства стремительно утрачивают свою универсальность, а договариваться относительно новых правил основные игроки еще не готовы и не способны. Причины отсутствия знаковых гостей в Давосе – лишь частный случай проявления сложных процессов, требующих всестороннего и глубокого осмысления.

Россия гораздо раньше других прочувствовала остроту и актуальность связанных с этим вызовов. Сегодня очевидна проницательность мюнхенской речи Путина. Уверен, что, если бы тогда наша озабоченность была услышана, многие сюжеты отношений России с западным миром, включая самые болезненные, могли бы развиваться по-другому. Сейчас эти отношения поставлены на «стоп».

Как долго продлится пауза, зависит от наших партнеров. У сторон нет разумной альтернативы широкому взаимодействию в вопросах безопасности, в экономике, финансах, культуре. Разумеется, и нам, и нашим визави придется пройти свою часть пути, научиться понимать и уважать аргументы друг друга, терпеливо искать новые подходы и развязки, найти в себе смелость принять даже неудобные для себя реалии.

Кстати, в этом отношении ВЭФ подает хороший пример. Я обратил внимание на то, как отчетливо на прошлой неделе в Давосе звучал тезис о том, что сегодня от мира, основанного на общих (по сути, западных) ценностях, мы движемся к более сложному миру «множественных концепций».

Трудно сказать, когда это важное признание трансформируется в реальные политические шаги западных партнеров. Пока же качественно новой повестки для конструктивного содержательного разговора у лидеров России и Запада просто нет. И, возможно, именно поэтому российский лидер предпочел в этом году остаться дома.

Автор – президент – председатель правления ВТБ

Читать ещё
Preloader more